Адриан Гейзе [Adriaan Geuze] (p. 1960)-голландский ландшафтный дизайнер и урбанист. Основанное им в 1987 году, вместе с Эдзо Биндельсом, бюро West превратилось к крупную компанию с офисами в Бельгии, Нью-Йорке и Торонто. Они работают по всему миру, в том числе и в России-они спроектировали общественные зоны Luxury Village в Барвихе. Гейзе много преподает, в частности, он является профессором Института Берлаге в Роттердаме и Технического университета Делфта.

Прежде чем показать один наш проект, недавно законченный в Китае, я хочу сделать краткое вступление к саду, который Пит Удолф создал внутри павильона Цумтора.

В садах интересно вот что: у них нет цели, они ни для чего не нужны как поэзия, как музыка они совершенно бесполезны. Конечно, нам нравится копаться руками в земле и смотреть, как растут растения, как сменяют друг друга сезоны, но практической функции у садов нет. Подобно поэзии, сад это вид искусства, средство выражения мыслей и чувств.

Время от времени на протяжении истории человечества случалось так, что контекст сада, сам сад и заложенные в нем значения срабатывали вместе, и тогда получалось нечто совершенно возвышенное. Например, в Италии есть такое место, сад Виллы дЭсте в Тиволи. Он устроен на очень крутом склоне, на теневой, северной части холма, обращенной к прекрасному ландшафту. И в этой тени бьет миллион фонтанов, так что вы можете прогуливаться в прохладе, пить белое вино и наслаждаться. Раз там оказавшись, вы этого уже никогда не забудете.

Другой сад того же уровня находится в Киото. Его спроектировал мастер чайных церемоний. То есть задача этого сада-создать окружение для чайной церемонии, фон для очень выверенного ритуала. Это своего рода усиленный романтический ландшафт, предельно совершенный.

Такой же пример, где все идеально сходится вместе, это Альгамбра. На вершине голого холма в засушливой местности стоит конгломерат замков. И в самой сердцевине мы находим сад, заключенный в прекрасную раму. Говорят, что он был предназначен для отдыха в ночное время и что отражение луны в воде является важной частью задуманного эффекта. В этом саду очень важно ощущение интимности, и все элементы очень детально проработаны. Вода, разлитая совсем тонким слоем, так что ее почти нет, выходит из очень простых носиков. Создается иллюзия того, что в канале есть течение, и это буквально охлаждает ваш мозг. Некоторые формы, например круг с примыкающим к нему стоком для воды, обладают эротической символикой. Но главное, что все эти вещи срабатывают только здесь, в этом месте, и когда вы там находитесь, вас осеняет: таким и должен быть сад. Альгамбра - это художественное явление, которое нельзя адекватно описать словами, даже в стихотворении. Иногда музыка может достигнуть эффекта, сходного с воздействием сада.

Во-ле-Виконт. Чудо этого места заключается в том, что стиль барокко, который так часто проявляет себя в банальностях, здесь используется очень тонко. Разнообразные партеры спускаются один за другим от замка к долине, но апогей наступает в месте, которое нельзя увидеть из замка. Это перпендикулярный главной оси канал, за которым вы обнаруживаете гроты и статую Геркулеса. Все смыслы, связанные с наслаждением, желанием, жизнью, смертью - все это здесь.

Именно эту концепцию позаимствовали англичане - и создали на ее основе нечто совсем иное. Возьмем парк Сторхед. Это мимикрия идеального английского ланд шафта с пасущимся скотом и разливами воды. Вы не знаете, где он начинается и где кончается, все элементы барокко рассеяны в нем. Англичане дали им совершенно неожиданные значения. Когда вы там находитесь, вы чувствуете без всякого сомнения: вот это и есть всемирное наследие, это принадлежит нам всем, здесь есть все лучшее, что может предложить парк.

Теперь возьмем павильон Цумтора, рядом с которым мы находимся. Мы воспринимаем его как что-то само собой разумеющееся, мы покупаем билет и заходим туда, он нам нравится. Но я хочу сказать, что мы очень многим обязаны людям, которые его создали. Этот павильон и сад в нем, идеальный hortus conclusus, находится в той же лиге, что и сады, входящие в список Всемирного наследия. Это моя личная реакция. Я видел этот сад уже три раза, так что мог оценить смену цветов с течением времени, и это просто поразительное место. Сад полон света - даже несмотря на то, что это лето было таким пасмурным. Из-за того, что все черное, цветы кажутся подсвеченными, ваши глаза стараются охватить то, что перед ними оказалось, и вы фактически оказываетесь нос к носу с растениями, вы вступаете с ними в отношения один на один. Эразм Роттердамский говорил, что совершенное место на земле это сад, созданный как место для чтения. Книга переносит вас в иллюзию внешнего мира, а лучшее место для него - огороженный сад. И именно таков сад Удолфа в павильоне Цумтора. Я бы хотел, чтобы он оставался здесь всегда. Две тысячи лет садового искусства пришли к завершению здесь. Понадобилось несколько десятков лет ежегодной цветочной ярмарки в Челси, чтобы англичане научились разбираться в растениях. Они сидят в этом саду, любуются цветами, фотографируют их, обращают внимание на насекомых, даже записывают названия растений, но при этом испытывают необыкновенное переживание возвышенного.

Теперь я расскажу о нашем небольшом проекте, сделанном в прошлом году в связи с открытием фестивального парка в Сиане, городе терракотовой армии. Нас заинтересовало вот что: в даосизме есть представление о том, что жизнь это путь, на котором человеку встречается множество препятствий, рек, через которые нужно перебраться. И каждый раз, когда человек решает какую-то проблему, он становится мудрее. То есть нам предлагается плыть по течению и решать проблемы по мере их поступления - такая вот ментальность. Поэтому нам показалось, что было бы интересно создать сад с десятью тысячами мостов. Ты идешь по этому