Продолжает серию публикаций проектов, выполненных в рамках Международной g консультации по Большому Парижу. Данная серия была прервана в 30-м номере журнала, посвященном исключительно архитектуре и территориальному развитию Норвегии. Напомним, что ранее нами публиковались работы команд Ричарда Роджерса, Ива Льона, IAUC, Кристиана де Портзампарка и Жана Нувеля. Теперь наступила очередь творческого коллектива Антуана Грумбаха.

Как ни удивительно, с ходом времени данная публикация не только не утратила актуальности, но даже умножила ее. Ведь, с одной стороны, предложение Грумбаха и К0 растянуть метрополию Парижа по всей акватории Сены нашло поддержку у французских властей, и концепция этой команды стала предметом дальнейшей проработки, а с другой - творческий коллектив, ведомый Антуаном Грумбахом, вошел в число десяти участников конкурса на концепцию развития Московской агломерации.

В данную команду также вошли: с французской стороны - архитектурное бюро Wilmotte & Associes, инжиниринговая компания Egis, пул экспертов Большого Парижа, с российской - Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Финансовый университет при правительстве Российской Федерации и архитектурная мастерская «Линия».

Более того, его организаторы и в первую очередь главный архитектор российской столицы Александр Кузьмин постоянно апеллируют к опыту Большого Парижа, а директор AIGP Бертран Лемуан является активным участником экспертной группы, осуществляющей консультационное сопровождение конкурса.

Заметим, что, помимо Антуана Грумбаха, над концепциями развития Большой Москвы будут работать еще как минимум три участника консультации по Большому Парижу: упоминавшиеся выше Ив Льон и IAUC, а также бюро Бернардо Секки и Паолы Вигано (Италия).

Напомним, что старт консультации на тему Большого Парижа был дан в 2008 году президентом Франции Николя Саркози. По результатам консультации, в которой приняли участие десять междисциплинарных команд, в апреле 2009 г. состоялась большая выставка проектов в Центре архитектуры и культурного наследия в Париже. Над многими предложениями, высказанными в ходе консультации, сейчас ведется более детальная работа.

И не только над предложением Антуана Грумбаха, но и над транспортной схемой Большого Парижа, концепцией комплексного развития инновационного кластера Плато-дё-Сакле, проектом Парижской филармонии и т.д.

Курирует эту работу как раз AIGP. Под одной крышей Дворца Токио, где находится штаб-квартира мастерской, собрались архитекторы, участвовавшие в консультации, представители бизнеса, а также разных уровней власти. О том, что уже было сделано и что только предстоит, с генеральным директором мастерской Большого Парижа Бертраном Лемуаном поговорила Мария Сидельникова.


Формат консультации предполагал, что междисциплинарные команды работают вне контекста соревнования и многих ограничений, характерных для традиционных архитектурных конкурсов. К каким результатам привел этот эксперимент?

Главная идея консультации заключалась в том, чтобы не рассматривать Большой Париж с точки зрения рисования какого-то конкретного плана. Разработать эффективный мастер-план такой большой агломерации - это утопия из 1960-х гг. Можно рисовать сколько угодно мастер-планов - в Америке и Китае это, кстати, делают до сих пор,- но получается только компьютерная игра «Сим-Сити». В реальности этот подход не работает. Нам же важно было создать своеобразную лабораторию идей, услышать разные мнения, проанализировать разные подходы. Во время консультации, которая длилась девять месяцев, мы регулярно проводили рабочие семинары, в ходе которых команды могли делиться друг с другом мыслями, планами, исследованиями. В результате такая организация работы, с одной стороны, позволила получить действительно много различных предложений: несколько тысяч текстов, рисунков, диаграмм; с другой - выстроить для всех подходов общую базу. Мы даже подготовили руководство «Работать над Большим Парижем» (Agir sur le Grand Paris), в котором излагается методологическая основа, выработанная в ходе консультации.

Прежде всего в проектах всех команд присутствует целостный взгляд на метрополию, без границ и разделения территории на функциональные зоны. Мы руководствуемся принципом: смотреть на вещи глобально, действовать локально. Следующий момент-доступность города на всех уровнях, начиная с системы региональных экспрессных железнодорожных линий (RER) и заканчивая велосипедными дорожками и променадами. Речь идет о «пористом городе», где можно свободно передвигаться на разные дистанции и в разных направлениях. Еще один важный момент заключается в том, что в проекте долгосрочного развития метрополии необходимо отвести приоритетное место природе, предусмотреть правильное использование и управление природными ресурсами. Существует тенденция к более активной интеграции природы в город. И последний общий для всех команд пункт-метрополия призвана развиваться так, чтобы от этого выигрывали все. Люди должны пользоваться преимуществами жизни в большом городе, и чтобы это произошло, требуется изменить укоренившееся представление о метрополии как об образовании с одним историческим центром, плавающем в море периферийной застройки. Необходимо развивать полицентризм.

Международная мастерская Большого Парижа (AICP) создана в 2010 г. Какие перед ней стоят цели?

Это была государственная инициатива. После того, как мы представили результаты консультации, которые были очень хорошо приняты как публикой, так и властями, стало очевидно, что этот опыт необходимо продолжать. Главной нашей задачей на сегодняшний день является разработка схемы общественного транспорта в масштабах агломерации, но одновременно мы также занимаемся и детализацией проектов десяти команд, чтобы ряд идей воплотить в жизнь. Мы намерены продолжать наше сотрудничество с архитекторами-участниками консультации. Теперь они будут работать над конкретными задачами и территориями, взаимодействовать с региональными и местными властями, с представителями бизнеса. Важно, чтобы их идеи поняли и приняли жители метрополии. Организация публичных слушаний - тоже одна из задач, которая стоит перед мастерской.

С момента объявления о проекте Большого Парижа прошло четыре года. Что конкретно было сделано и на каком этапе находится проект в данный момент?

Сегодня Большой Париж рассматривается как нечто реально существующее, четыре года назад такого понятия просто не было. Мы говорили о Париже, пригородах, парижском регионе. Сегодня мы говорим о метрополии. Это и есть одно из достижений и, возможно, самое главное. Произошли изменения и на уровне институций - были созданы Агентство Большого Парижа, объединяющее представителей центральной, региональной и местной власти, Мастерская Большого Парижа, а также Paris Metropole-ассоциация коммун столичного региона.

Запущена программа развития и модернизации общественного транспорта, которая предусматривает продление существующих линий метро и трамваев, создание новых экспрессных железнодорожных линий (RER) и вокзалов. Бюджет программы составил €32,5 млрд. Что-то будет реализовано уже в ближайшее время, на какие-то проекты понадобятся годы. Надо признать, что в последние двадцать лет мы недостаточно инвестировали в транспортную систему. В процессе модернизации системы общественного транспорта в пределах Большого Парижа появятся новые эпицентры развития - зоны активного строительства жилья, коммерческой недвижимости, объектов культуры и проч.

Другой масштабный проект-развитие акватории Сены. В частности, будет построен новый порт в месте слияния Сены и Уазы, запланированы большие инвестиции в модернизацию портов Гавра и Руана. Примеры Нью-Йорка, Токио, Лондона со всей наглядностью демонстрируют, что глобальный город XXI века не может существовать без современных портов. Сделать Гавр главным портом Большого Парижа-идея, выдвинутая в ходе международной консультации командой Антуана Грумбаха. Сейчас мы ее реализуем.

Также в процессе обсуждения находится возможность изменения некоторых норм и правил, регулирующих застройку. Много предложений на эту тему было выдвинуто еще одним участником консультации - командой под руководством Ива Льона2.

Существует еще один аспект, который, на мой взгляд, несколько недооценен. Наша метрополия разделена: есть Париж с Эйфелевой башней, Лувром, Неделей высокой моды, а вокруг него все размыто - сплошь серые пригороды, где ничего не происходит. Эйфелева башня - второй по узнаваемости бренд в мире после Кока-колы! Мы стремимся к тому, чтобы пригороды получили немного выгоды от этого парижского блеска.

И я убежден, что сложившийся дисбаланс между центром и периферией стал одной из главных причин проигрыша Парижа в борьбе за право проведения Олимпийских игр 2012 года. В фаворитах оказался Лондон, который такой проблемы не испытывает. Площадка проведения Игр там будет располагаться в долине Темзы, где-то на востоке далеко от центра города. Как если бы в Париже Игры проводились, скажем, в Марн-ля-Вале. Тем не менее все говорят, что Игры состоятся в Лондоне. Для сравнения, когда у нас спрашивали, где мы намерены проводить соревнования, на бульваре Батиньоль или Марсовом поле, мы отвечали: «Нет, в Мари-ля-Вале». И слышали в ответ: «Ну, это не Париж». Надо формировать идентичность метрополии - лицо Большого Парижа, привлекательность которого столь важна для инвестиций.

Какие территории можно считать Большим Парижем? Где его границы?

Следует говорить о разных границах. Существуют административные границы.

В регионе Иль-де-Франс восемь департаментов, включая собственно Париж. Департамены, в свою очередь, разделены на 1281 коммуну. Две трети коммун - это деревеньки, раскиданные в сельской местности. Гродская ткань, сгущающаяся по направлению к историческому ядру, соседствует с сельской застройкой. Провести между ними разделительную линию невозможно, поэтому мы решили не устанавливать жестких физических границ. При желании можно, как это сделал Антуан Грумбах, дойти вплоть до Гавра.

В ходе консультации и публичных обсуждений ее результатов активно критиковалась система управления Большим Парижем. «Изменим масштаб, формат, размер,-призывал Ивьон,-и признаем наконец, что дело не в том, будто исторический Париж слишком мал, а в том, что все остальное недостаточно велико... Регион насчитывает 11 млн жителей, Париж - 2 млн. Оставшиеся 9 млн проживают в 1500 коммунах, тогда как эта цифра соответствует совокупному населению 25 самых крупных французских городов. Где Нанты, Лилли и Бордо в парижском регионе? Где их крупные общественные здания, их зениты, их стадионы, их футбольные клубы, их трамваи, их бизнес-центры?» 5 Что вы можете сказать об этом сегодня?

Крайне сложный вопрос. Даже Николя Саркози заявил, что не будет затрагивать эту проблему, а оставит ее решение будущим президентам. Реформа управления должна быть принята на всех уровнях - от мэра крошечного городка до президента республики. И, наверное, провести ее можно только авторитарными методами. Было предложение вернуться к административно-территориальному делению, существовавшему до генерала де Голля, то есть вновь объединить департаменты Париж, О-дё-Сен, Сен-Дени и Валь-дё-Марн. Конечно, это далеко не весь Большой Париж, но самая населенная часть, в которой проживает 6 млн жителей. На административном уровне это значит, что объединяются и все генеральные советы этих четырех департаментов, и мэрии, создается единая система управления.

Но мэрам, очевидно, такая идея не по душе, они никогда добровольно «Декарт», экономика, не пойдут на то, чтобы лишиться власти. Получается, что кардинально изменить систему можно только сверху. Впрочем, на местном уровне уже наблюдаются некоторые сдвиги. Например, постепенно устанавливаются связи между коммунами. Для решения общих вопросов мэры делегируют часть своих полномочий межкоммунальным структурам. Например, в Paris Metropole входят порядка двухсот коммун. Одно из последних предложений - более равномерно распределять налоги, сделать так, чтобы богатые коммуны делились с бедными.

Второй важный момент - в результате международной консультации и при непосредственном участии AIGP определены приоритетные проекты для последующей реализации. До конца 2012 г. между государством в лице префектуры региона Иль- де-Франс и коммунами должны быть подписаны 17 контрактов территориального развития на строительство транспортной инфраструктуры, массового жилья, торговых, спортивных и культурных объектов в ста коммунах парижского региона. Этот процесс тоже идет непросто, многие коммуны не хотят, чтобы государство вмешивалось в их дела. Однако, поскольку государство способно дать средства на развитие, сближение разных уровней власти постепенно происходит. Все это делается на добровольных началах, без каких-либо законодательных изменений.

У мэров коммун долго существовало предубеждение, что Париж - это большой монстр, который выносит в другие департаменты свои свалки и кладбища. Но постепенно приходит понимание того, что один мэр не в силах что-либо кардинально изменить, а объединившись - все возможно.

Когда можно будет увидеть первые плоды Большого Парижа?

Мне часто задают этот вопрос. Большой Париж можно увидеть уже сейчас. Через год будет продлена линия метро, которая на данный момент заканчивается на Порт-дё-ля-Шапель. Через два года поезда будут ходить до Монтроя, до Валь-дё-Норе. Строительство уже запущено. Экспрессное метро до плато Сакле - задача на ближайшие 10 лет. Это долго, но урбанизация - не дело одного дня. Например, благодаря туннелю, проложенному под Рюэйем-Мальмезоном, мы недавно замкнули кольцо автодороги А86. Решение о создании этого туннеля, который открыт полгода назад, было принято аж в 1965 году! Понадобилось 45 лет, чтобы воплотить его в жизнь.

У Большого Парижа есть проекты как долгосрочные, так и те, которые мы увидим уже в ближайшее время. Когда это закончится? Никогда. Мы не можем спустя 15 лет сказать: «Все, теперь мы отдыхаем!» Появятся новые работы, сегодняшние проекты могут быть изменены или остановлены. Важно, что мы начали мыслить и действовать в масштабе метрополии. Думается, что в 2100 г. смогут сказать: в 2010-м был только Париж, а в 2012-м появилось осознание метрополии.

Ведь как развивался Париж? В 1920-х гг. вокруг столицы не было пригородов, одни деревеньки и максимум 800 тыс. жителей. В городе проживало три миллиона человек. В течение следующих 40 лет периферия бурно застраивалась, и к 1965 г. население парижского региона составляло уже восемь миллионов, из которых лишь два приходилось на Париж. Иными словами, в начале века три четверти населения жили в столице, а спустя всего несколько десятилетий те же три четверти обитали уже за ее пределами. Подобный процесс пережили все метрополии мира - в какой-то момент исторические границы стали для них тесны. Чтобы остановить его расползание Парижа, власти в 1965 г. попытались создать вокруг него кольцо из новых городов. Но вопреки всем преградам Париж расширялся и дальше-агломерация теперь занимает территорию с радиусом порядка 50 км. И мы сказали себе: давайте, не будем останавливать этот процесс, а попробуем найти какие-то новые способы работы, попробуем упростить транспортную систему, дать людям возможность быстро передвигаться, дать доступ к культуре, образованию и проч. Сегодня мы пытаемся изобрести метрополию XXI века, а не просто регулировать городской рост, как это делалось в XX в.

Если бы вам сегодня предложили построить город с чистого листа, каким бы он был?

Мне кажется, что новые города не должны строиться с чистого листа. Надо исходить из уже существующего материала. Так мы выигрываем время. Мы используем все то, что создавалось веками. Людям никогда не удастся создать историю за один день. Это будет фальшивкой вроде Лас-Вегаса и Диснейленда.