В то время как практически все участники консультации Большого Парижа фокусируются на развитии территории, границы которой более-менее совпадают с границами региона Иль-де-Франс, команда архитектора и урбаниста Антуана Грумбаха существенно расширяет зону проектирования.

У Грумбаха, сделавшего себе имя еще на рубеже 1978-1980-х гг. участием в таких проектах «золотого века» архитектурного постмодернизма, как конкурс Roma Interrota (1978), первая Венецианская биеннале (1980) и др., метрополия растягивается вплоть до берегов Ла-Манша, поглощая довольно крупную часть Нормандии с Руаном и Гавром. Река Сена становится при этом как бы главной улицей мегапоселения - его центральной осью и «становым хребтом».

Переход на региональный масштаб планирования Грумбах со товарищи мотивируют в первую очередь соображениями, связанными с геополитической и экономической конкуренцией поселений. «Если парижская метрополия в XXI веке намерена сохранить свое место в пелотоне мировых городов,- пишут авторы работы,- она должна начать развиваться в адекватном процессам глобализации масштабе, при котором водный транспорт играет роль позвоночного столба». Центростремительным алгоритмам развития парижской агломерации противопоставляется линейная модель, когда обитатели берегов Сены становятся жителями одной мировой метрополии.

Надо сказать, что эта идея понравилась французскому руководству и, в частности, президенту Республики Николя Саркози. Сейчас концепция разрабатывается более детально бюро Антуана Грумбаха совместно с пулом, составленным из экспертов и региональных планировочных мастерских.

Дмитрию Менделееву приснилась периодическая таблица химических элементов, Елене Батуриной - многофункциональный комплекс «Апельсин» на месте ЦДХ, а Антуану Грумбаху - новая метрополия, охватывающая бассейн Сены

«Я видел сон, - пишет Грумбах в предваряющем концепцию его команды тексте. - В долине Сены раскинулась крупная мировая метрополия, где городское начало примирилось с природным, где самости Парижа, Гавра и Руана образовали новую неповторимую идентичность»




Подобно группе ГАЮ, Грумбах с коллегами констатируют, что посткиотская метрополия существует уже здесь и сейчас, ибо, с одной стороны, сложился свод нормативов и правил, призванных сократить вредное влияние жизнедеятельности человека на окружающую среду, а с другой - сформировались зоны урбанизированной застройки, в пределах которых главным образом и впредь будут развиваться города.

При этом, по мнению команды Антуана Грумбаха, только крупный масштаб территориального планирования позволит создать такие поселения, которые бы удовлетворяли требованиям Киотского протокола и других межгосударственных соглашений, направленных на обеспечение условий для экоустойчивого развития планеты. Подобный масштаб принимает во внимание не только процессы глобализации экономики и коммуникационной сферы, но и идею «солидарности» между городом и деревней, урбанным и природным ландшафтом, густо населенными и свободными от застройки местами. «Речь идет о смене парадигмы, когда сельскохозяйственные земли воспринимаются не как пустоши или резерв для застройки, но как часть целостной системы, такой же прочной, как и городское пространство. Когда урбанизированные и сельские территории образуют неразрывное единство, ибо, подобно тому, как порты зависят от своего хинтерланда, само существование городов теперь вновь зависит от их округи (ariere-pays)». Данное утверждение Антуана Грумбаха и К0 не только перекидывает мостик между разными по степени интенсивности и характеру человеческого присутствия средами, но и между городом-метрополией и городом-портом. В качестве образца последнего, в частности, рассматривается Роттердам с его развитой экономикой услуг, сформировавшейся вокруг грузоперевозок и основанной на тесной связи между логистикой и высокими технологиями.


Город и Природа

В этом районе, в частности, находится знаменитый замок Шато-Гайар, построенный английским королем Ричардом Львиное Сердце в 1196-1198 гг.



Анализируя сложившуюся в бассейне Сены структуру ландшафта, команда Грумбаха приходит к выводу, что главным ее свойством является чередование урбанизированных и природных зон. Исторически сложившаяся чересполосица и призвана стать отправной точкой концепции территориального развития. С одной стороны, в линейной метрополии по имени Сена присутствует четко артикулированная цепочка крупных архитектурных ансамблей и комплексов - город Пуасси с остатками доминиканского монастыря XIII в., замок в Росни-сюр-Сен XVI в., Руан со знаменитым готическим собором, коммуна Жюмьеж с аббатством XI в., наконец, Гавр, послевоенная реконструкция которого была проведена под руководством Огюста Перре, и появились крупные районы социального жилья 1950-1980-х гг. С другой стороны, здесь много природных и сельскохозяйственных зон, формирующих зеленый каркас территории. Чтобы этот каркас стал более плотным, Грумбах со товарищи предлагают создать крупный региональный парк, размещенный в срединной зоне бассейна Сены - в районе так называемого нормандского Вексена (Vexin normand), ограниченного речками Андель на северо-западе и Эпт на северо-востоке. В отличие от своих уже существующих соседей - региональных парков в низовье и верховье Сены - этот парк призван стать полноценным обитаемым пространством, разрушающим стереотипное представление о несовместимости селитьбы и охраняемых природных зон. Естественные ландшафты будут связаны между собой сетью зеленых коридоров, обеспечивающих непрерывность природной среды - фактически природное окружение начинает строиться по законам обитаемого пространства, в котором выделяются ткань и каркас.

Антуан Грумбах и К0 стремятся доказать, что бинарное противопоставление городской и естественной сред призвано уйти в прошлое безвозвратно.

В качестве предпосылок подобного радикального перехода они выдвигают следующие:

Развитие аграрного сектора в пределах городской черты. В плане обеспечения продовольственной безопасности становится жизненно важным заниматься ведением сельского хозяйства непосредственно в городах. Концепции развития урбанистических территорий, постулирует команда Грумбаха, непременно должны предусматривать создание зон для аграрной деятельности. К тому же не следует забывать, что с ростом цен на энергоносители, а также ставок налогов и сборов на выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду, стоимость импорта продуктов питания будет неуклонно повышаться;

Развитие автономного домостроения. Радикальные изменения в сфере энергоснабжения, связанные с использованием возобновляемых источников (солнца, ветра и воды), позволяют применять понятие фотосинтеза не только к растительному, но и рукотворному миру. Каждое здание призвано сделаться производителем энергии, а следовательно и автономным объектом с замкнутым жизненным циклом. Дополнительной предпосылкой для достижения самодостаточности каждой жилой единицы может стать использование электромобилей, являющихся по сути подвижными энергоносителями. Не требуя более протяженных централизованных инженерных сетей, рассеянная жилая застройка значительно удешевляется.

Другой известный проект в области городского огородничества - концепция Экспо-2015 в Милане, разработанная Международным архитектурно-экспертным советом, в который вошли Ричард Бёрдетт, Уильям Макдонах, Жак Херцог и Стефано Боери (см., напр.: публикация в № 3). 0 взглядах Стефано Боери на «зеленый» город см. публикующийся в этом номере «Словарь идей для метро- полиса, основанного на биоразнообразии».

Дефицит свободных территорий, расположенных в относительной близи от ядра метрополии. Как показывает анализ Схемы территориального развития Иль-де-Франс (SDRIF), выполненный Оливье Пироном, государственным генеральным инспектором по вопросам транспортного и инфраструктурного строительства, земельные резервы в регионе недостаточны для продолжения существующей политики уплотнительной застройки свободных территорий. Следовательно, надо искать новые формы расселения, охватывающие более протяженные пространства.

Сокращение перемещений из дома на работу и обратно. Уменьшение маятниковой миграции по направлению центр-периферия, обусловленное, с одной стороны, многополюсной пространственной структурой метрополии, а с другой - увеличением объема и времени работы, выполняемой на дому, позволит все большему числу людей жить на природе, в удалении от сгустков урбанизированной застройки.

Развитие экспрессного рельсового общественного транспорта. Системы скоростного сообщения, позволяющие связать между собой довольно удаленные кварталы и отдельные поселения, в будущем дадут возможность жителям метрополии пребывать в двух средах, природной и городской, практически одновременно.

«Одно из самых жгучих желаний, которое испытывает в наше время каждый, - пишут Антуан Грумбах и ландшафтный архитектор Лена Соффер, - заключается в том, чтобы, пользуясь всеми преимуществами качественной и интенсивной городской среды, иметь одновременно возможность сесть на велосипед и оказаться через десять минут на лоне естественного ландшафта. Примирение города и природы способно удовлетворить такую потребность».