Лето 2011 года в Рейкьявике прошло под знаком музыки: в мае в первом в стране концертном комплексе прошли первые выступления, а в августе, в Ночь культуры, там состоялась официальная церемония открытия. Названный Награ («Арфа»), зал стал домашней сценой для Исландского симфонического оркестра и Исландской оперы. До этого момента оркестр и оперная труппа выступали просто в кинотеатрах, а порой музыкантам приходилось довольствоваться даже спортивными залами. И это - на фоне развитой музыкальной культуры: в Исландии, стране с населением менее 320 тыс. человек, проводятся многочисленные фестивали, работают разнообразные творческие коллективы.

Поэтому комплекс Награ стал для страны семимильным шагом вперед - и как учреждение культуры, и как конгресс-центр международного класса, и просто как крупное сооружение. В Рейкьявике преобладают деревянные жилые домики, обшитые профлистом, даже здание Альтинга - парламента страны, появившегося аж в X веке, - скромная двухэтажная постройка конца XIX столетия. Новый концертный зал, спроектированный датским бюро Henning Larsen Architects (высота-43 м, общая площадь - 28 тыс. кв. м) в таком окружении заметен издали, по масштабу с ним может сравниться лишь Хатльгримскиркья, высокая белая церковь в духе экспрессионизма. Расположение у воды, а не на узких улицах, позволяет окинуть Награ взглядом, в первую очередь оценив ее переливающийся фасад - работу датского художника исландского происхождения Олафура Элиассона.

Размах проекта объясняется его появлением в докризисное время. К концу прошлого века транспортная активность в гавани Рейкьявика значительно сократилась, в результате чего освободилась значительная территория в ее восточной части. Поэтому для задуманного властями концертного зала и конференц-центра в 2000 г. выбрали место в порту. Принятая в 2002-м программа «Восточная гавань» была нацелена на расширение исторического ядра города в северо-восточном направлении и предполагала новое строительство 85 тыс. кв. м новых площадей. В результате ее осуществления Рейкьявик получил бы вместо промзоны район с административными зданиями, образовательными учреждениями, жильем, магазинами и новой площадью. Концертный зал и конференц-центр вместе с новым отелем должны были стать доминантами нового района.

Масштабный замысел было решено реализовать в рамках частно-государственного партнерства. В 2004-2005 гг. провели тендер, в котором из-за высоких требований к кандидатам смогли принять участие всего четыре претендента. Победителем стала команда Portus Group, состоявшая из Henning Larsen Architects, Олафура Элиассона, местного бюро Batterii5 Architects, американских специалистов по акустике Artec Consultants и ведущего банка Исландии Landsbanki в роли инвестора (он планировал разместить в «Восточной гавани» свою штаб-квартиру). У остальных трех консорциумов - участников тендера за архитектурную составляющую отвечали Жан Нувель, Норман Фостер и датская мастерская schmidt hammer lassen.

В 2007 г. началось строительство, но уже в 2008-м оно было остановлено:

Исландия стала одной из первых жертв экономического кризиса. Landsbanki потерпел крах и был национализирован, средств на продолжение работ не осталось.

Но бетонная структура Награ была сооружена уже на сорок процентов. Если бы ее оставили разрушаться на хорошо видном с моря и из города участке, это послужило бы определенно мрачным посланием для граждан, поэтому власти страны и города внесли на завершение проекта 55% и 45% нужной суммы соответственно.

Последствием кризиса стало также то, что Награ приняла в свои стены не только симфонический оркестр, как планировалось изначально, но и оперную труппу. Хотя построить оперный театр в Рейкьявике мечтали уже более века, проект появился только в успешные предкризисные годы - и был остановлен в 2008-м. Поэтому труппа теперь использует для постановок главный зал Награ со сравнительно небольшой сценой без занавеса, просцениума и необходимого оборудования, но все же гораздо лучше подходящий для спектаклей, чем кинотеатр.

За лето 2011 г. концерты и экскурсии по сооружению успели посетить 100 тыс. человек, то есть комплекс все же вызывает у исландцев больше интереса, чем отторженияз.

Новое здание привлекло внимание международной прессы, причем не только архитектурных журналов, но и СМИ общей тематики. Это поразительно для места, настолько далекого от проторенных путей. Большинство журналистов европейских газет (например, видные критики Роуэн Мур из Observerз и Войцех Чайя из Frankfurter A llgemeine Zeitung) удивлялись оптимизму исландцев, но сохраняли доброжелательный тон.

Разгромная рецензия была всего одна. Попытку сделать концертный зал «символом возрождения Исландии» в Suddeutsche Zeitung назвали «беспомощной» и, сравнив здание с круизным лайнером, подавляющим своими габаритами Венецию, подытожили: «Награ в гавани Рейкьявика- это скорее колода, а не арфа». Профессиональная пресса ожидаемо заинтересовалась вкладом в проект Олафура Элиассона, и некоторые издания (например, Azure6) даже поместили вместо рецензии интервью с художником.

Действительно, именно созданный Элиассоном главный фасад выделяет Награ из ряда современных зрелищных сооружений. Хотя здание стоит у самой воды, парадный вход обращен к городу. Такое решение отражает цель всего проекта «Восточной гавани», генплан которого также разработан HLA: связать порт и центр Рейкьявика. Есть здесь и иной смысл: большинство представлений проходит осенними и зимними вечерами, и зрителям в скрытом за главным фасадом фойе приятнее видеть освещенные улицы, чем темноту моря и неба. Также фасад служит точкой притяжения для горожан, которые собираются полюбоваться его переливающимися цветами и отблесками на широкой эспланаде перед зданием, отделенной от улицы водоемом с двумя мостиками.

Удачный результат сотрудничества художника и архитекторов объясняется тем, что оно началось в самые первые дни работы над проектом, то есть Элиассон выступал не в качестве декоратора, драпирующего замыслы архитекторов, а в качестве полноценного соавтора постройки. Художник представил себе все здание как выброшенный на берег обломок таинственного вещества, а южный фасад с трехмерной фактурой - как место скола, обнажающее его «молекулярную структуру»?.


По сути, это развитие работы художника «Стена из квази-кирпичей» (2002), выполненной для фонда NMAC в Кадисе, только в гораздо большем масштабе: в Рейкьявике речь идет о стене площадью 2000 кв. м и высотой 30 м. Она составлена из 956 квази-кирпичей - двенадцатигранных модулей размером 220 х 70 х 70 см, привносящих необходимый крупной постройке человеческий масштаб. Чтобы на фасаде доминировало стекло, стальные профили каркаса «кирпичей» сделаны максимально тонкими. Опоры также нарушили бы общую картину, поэтому стена является не только самонесущей, но и поддерживающей перекрытия находящегося за ней фойе. То есть фактически каркасы «кирпичей» вместе формируют и каркас всего здания, который оказывается образован из шестнадцати тысяч индивидуально отлитых элементов.

Из-за сложности поставленной перед подрядчиком по фасаду задачи, заявку на объявленный исландцами тендер подала лишь одна китайская фирма, специализирующаяся на строительстве подводных лодок: она в итоге и сделала заказ. Внешние и внутренние грани квази-кирпичей получаются вследствие использования 1100 панелей из десяти типов стекла: прозрачного, про- тивоотражающего, отражающего разного тона и степени прозрачности, а также трех видов дихроматического (двухцветного). Дихроматические панели меняют цвет в зависимости от того, под каким углом зрения на них смотрят: при взгляде, направленном перпендикулярно, они желтые, зеленые и оранжевые, а при перемещении наблюдателя в любую другую точку - голубые, красные и фиолетовые соответственно. Вариативность модулей еще больше возрастает благодаря сочетанию разных по типу стекол в передних и задних гранях каждого «кирпича», что создает дополнительные зрительные эффекты: например, противоотражающее стекло в паре с дихроматическим создает эффект калейдоскопа. Кроме направления луча зрения наблюдателя, на восприятие фасада влияют естественное освещение и погодные условия - концертный зал постоянно меняет свой облик. В ходе работы над проектом Элиассон провел длительные полевые исследования, выясняя, как падают солнечные лучи в гавани Рейкьявика в начале короткого зимнего дня, а как - в светлую летнюю полночь. Особую роль художник отводит сумеркам, порой растягивающихся в Исландии на треть дня: на закате включаются вмонтированные в профили «кирпичей» 700 полутораметровых светодиодов. Снабженные фильтрами, линзами и рассеивателями, светодиоды способны воспроизводить все цвета шкалы RGB в зависимости от заданной программы.


Структура фасада неслучайно напоминает поверхность кристаллической горной породы: источником вдохновения для художника послужили квазикристаллы и их пятикратная симметрия, поэтому избитый эпитет «кристаллический» по отношению к Награ более чем оправдан. Соединение природных форм и точных научных изысканий, диалог со средой, визуальные и пространственные эффекты, их восприятие одним зрителем и группой - ключевые темы творчества Элиассона, поэтому можно было бы назвать фасад Награ его типичным произведением, если бы он не был при этом функционален. Двойное остекление обеспечивает концертному залу тепло- и шумоизоляцию (последнее актуально из-за близости автомагистрали). Его сопутствующая роль - искажать интерьер при взгляде снаружи так, чтобы фойе и казалось более многолюдными. Остальные стены и крыша разработаны художником уже совместно с бюро Хеннинга Ларсена. Это двухмерные структуры, но тоже из квази-кирпичей с десятью разными видами стекла.

Асимметричные очертания Награ в целом отражают структуру концертного комплекса: в более высоком блоке заключен главный зал, во втором - все остальные. Здание поделено на три зоны: вестибюль за главным фасадом, за ним - зрительные залы, а к морю выходят различные подсобные помещения, кабинеты администрации, репетиционные студии и гримуборные. Под землей устроена парковка.

В фойе прозрачной внешней оболочке противопоставлен черный бетон лестниц, балконов и стен залов, перекрытия экранированы сверкающим потолком из зеркально отполированной стали. Фойе играет роль своеобразной городской гостиной: в этом наполненном светом и расчерченном цветными тенями помещении жители Рейкьявика могут отдохнуть перед концертом или посидеть в ресторане, зайти в магазинчик или просто полюбоваться видами города. Кроме того, там можно проводить выставки.

На первом этаже, на уровне входа, расположен небольшой зал Kaldalon («Холодная лагуна», 195 мест) для камерной музыки и джаза, а также три переговорные.

На втором - многофункциональный конференц-зал Silfurberg («Исландский шпат», 750 мест), с плоским полом, и малый концертный зал Nor6urljos («Северное сияние», 450 мест), которые можно объединять с помощью раздвижных дверей.

Там же находится главный зал Eldborg («Замок огня», в честь знаменитого исландского вулкана) на 1800 зрителей. О посвящении самого большого помещения комплекса теме огня свидетельствует обшивка из покрытого ярко-красным лаком березового шпона. Его сочетание с черным бетоном снаружи напоминает о горячей и остывшей лаве. Все пространства Награ снабжены регулируемыми акустическими приспособлениями, но в Eldborg они особенно совершенны: для гулкого звука его объем можно увеличить на треть с помощью специальных камер, а для 12 камерности звучания - развернуть 1 8-метровую войлочную «шторку».

В рецензиях на проект отмечалось качество звука а выступавший там в «лето открытия» скрипач и дирижер Максим Венгеров назвал одним из лучших залов мира.

Исландское правительство сделало на Награ двойную ставку. С одной стороны, это объект культурной инфраструктуры для удрученного кризисом населения, с другой - сигнал международной общественности: страна обладает немалым потенциалом и готова продемонстрировать его миру, (Поэтому рядом все-таки идет строительство отеля для гостей будущих фестивалей и конференций.) Неизвестно, сбудутся ли эти большие надежды, но пока Исландии можно засчитать смелость и веру в будущее.