Выставка «Постмодернизм: стиль и подрывная деятельность, 1970-1990», занимавшая несколько залов лондонского Музея Виктории и Альберта с 24 сентября 2011 по 8 января 2012 года, стала последней из серии экспозиций, посвященных стилям и течениям конца XIX - начала XXI века. Каждая выставка сопровождалась книгой - не столько каталогом в привычном смысле, сколько сборником эссе о разных аспектах представленного явления. Результатом этого гигантского проекта, растянувшегося на десяток лет, стала панорама истории дизайна и архитектуры последних 120 лет: Движение искусств и ремесел, ар-нуво, артдеко, модернизм эпохи Холодной войны и теперь вот постмодернизм. И, пожалуй, ни одна из предыдущих выставок не вызывала такой активной и неоднозначной реакции. Какофония восторженных и ругательных откликов не оставляет сомнений в том, что знаки совсем недавнего прошлого цепляют за живое людей разных поколений.

Музей Виктории и Альберта, который чаще называют «Ви-энд-Эй», прежде всего музей дизайна, но экспонаты выставки охватывают дизайн в очень широких рамках - от клипов MTV до архитектуры. Характерно, что реакция публики во многом зависит именно от того, к какой именно области относится экспонат. Там, где тренды сменяются быстро, в моде или поп-музыке, семидесятые и восьмидесятые уже стали историей, способной вызывать ностальгию у тех, кто их помнит, а молодое поколение вполне готово оценить стильность Клауса Номи, Лори Андерсон и Грейс Джонс, притягательность широченных плеч, пышных причесок и избыточной косметики. Графический дизайн восьмидесятых в наши дни вызывает искреннее восхищение, усиленное сознанием того, что все эти раздробленные и вновь смонтированные образы создавались без помощи фотошопа. С более медленно эволюционирующими областями дизайна, связанных с предметами длительного обихода-бытовыми приборами, посудой, мебелью, - сложнее: их наше сознание маркирует не как винтажные, а просто как старомодные. Архитектура же постмодернизма вызывает пока у большинства рефлекторное отторжение. Но предъявленная на выставке, она стала поводом для переосмысления совсем недавно закончившегося (или все еще продолжающегося, это как посмотреть) периода. Возникшая дискуссия сфокусировала внимание даже не столько на том, что это было, сколько на том, как опыт постмодернизма изменил архитектуру и градостроительство. Потому что нравится нам это или нет, многие подходы, которыми руководствуются сегодняшние архитекторы и урбанисты, были сформулированы именно в постмодернистскую эпоху.

В своем обзоре мы сосредоточились на архитектурных объектах и темах, которые на самой выставке и в сопутствующей ей книге были погружены в широкий и разнородный культурный и визуальный контекст и сосуществовали на равных с примерами объектного дизайна, являющегося основной специализацией музея.

С любезного разрешения издательства V&A Publishing мы также публикуем переводы двух взятых из книги эссе, написанных важнейшими для истории постмодернизма фигурами. «Наш постмодернизм» Денизы Скотт-Браун рассказывает об интеллектуальных истоках течения, а «Совершеннолетие пост-модернизма» Чарльза Дженкса содержит оценку влияния, оказанного на современную архитектуру многогранным явлением, которое, по мнению знаменитого теоретика, далеко еще не исчерпано.