Оно эволюционировало в ходе поездок, учебы и работы и начало оформляться в систему в Университете Пенсильвании в 1958 году.

Некоторые идеи лежат вне архитектуры. Наш интерес к поп-арту и популярной культуре родился из опыта, полученного в Африке и Англии, и развивался под влиянием исследований ландшафта американской повседневности. Тогда поп-культура действовала освежающе. Она привела нас в автомобильные города американского юго-запада и подтолкнула своей иконографией к тому, что можно считать нашим главным вкладом в архитектуру - я имею в виду не переизбыток неоновых вывесок, а переоценку роли коммуникации и символизма в архитектуре, - а также к радостному приятию «сумбурной витальности» городовз.

Мои занятия в Пенсильванской школе градостроительства шли в том же направлении, и я в самом деле обнаружила во многих изучавшихся там дисциплинах «освобождающую, творческую и подрывную силу»з. Но как бы мы ни забавлялись, планирование городов, как и наш постмодернизм, было делом очень серьезным. Наши взгляды на город и общество опирались на идеи, высказанные философами и мыслителями в годы Великой депрессии и Второй мировой войны, и развивались под влиянием борьбы за гражданские права 1950-1960-х гг.

Мы также вдохновлялись работами английских бунтарей Элисон и Питера Смитсонов, которые отвергли послевоенные «новые города» и занялись изучением уличной жизни лондонского Ист-Энда, и социолога Херберта Ганса, переехавшего в 1958 г. в Левиттаун, чтобы наблюдать его развитие и участвовать в нем.

Их перемещение в деградировавшие центры городов и населенные нижним слоем среднего класса пригороды было продиктовано стремлением понять жизнь различных социальных групп, быть открытыми к ценностям «других» людей, исследовать популярную культуру, повседневную архитектуру и нарождающиеся типы урбанизма.

В 1968 г., работая как архитекторы над совсем небольшими заказами, мы также занимались планированием филадельфийской Саут-Стрит и исследовали Стрип в Лас-Вегасе. Эти проекты были погружены в интеллектуальный ландшафт, простиравшийся от теологии до комиксов и охватывающий социальные науки, историю, искусство, экологию-и даже архитектуру. Освоение всего этого было очень серьезным, но в то же время веселым занятием, и - с помощью экономической дисциплины, региональной науки и маньеризма, философии нарушения правил - мы взялись воплощать такие идеи в жизнь.