Коротко говоря, мы выдвигаем следующее предположение: вместо того, чтобы надеяться и ждать момента исторического исчезновения самостоятельного объекта (при этом продолжая промышленно производить его версии с беспрецедентной скоростью), было бы разумнее в большинстве случаев предоставить объекту возможность раствориться и даже подтолкнуть его к растворению в более общей текстуре или матрице. Далее мы предполагаем, что ни объект, ни фиксация пространства сами по себе уже не представляют каких-то ценных позиций.

Объект в самом деле может быть характеристикой «нового» города, в то время как фиксация пространства - «старого».

Но если иметь в виду, что каждую из этих двух предельных ситуаций скорее следовало бы преодолеть, чем продлевать и воспроизводить, то итоговую ситуацию следует понимать как такую, в которой и здания, и городские пространства достигают состояния равенства в непрерывном диалоге. Являя собой спор, победа в котором не приносит поражения ни одной из сторон, воображаемая нами ситуация аналогична диалектике массы и пространства и демонстрирует возможность мирного сосуществования противоположностей: четко спланированного и импровизационного, продуманной композиции и случайного элемента, публичного и приватного, государства и личности. Здесь имеется в виду состояние динамического равновесия, и, чтобы проиллюстрировать потенциальные возможности этой диалектики, мы разработали и предложили базовый набор возможных стратегий. Скрещивание, ассимиляция, деформация, вызов, ответ, надставка, наслоение, нивелирование - этим стратегиям можно дать сколько угодно названий, хотя основной акцент в этой теоретической дискуссии был сделан на морфологии города, на физическом и неподвижном, из нее, как мы полагаем, не были полностью исключены ни «население», ни «политика». Разумеется, «население» и «политика» в настоящий момент требуют первоочередного внимания, но даже если обращение к ним не терпит ни малейших отлагательств, все же еще одно дополнительное морфологическое требование может оказаться здесь отнюдь не лишним.

В конечном итоге - в терминах фигуры и фона - постулированный здесь диалог между массой и пространством есть диалог между двумя моделями, которые, в предельно схематичном виде, могут быть определены как модель акрополя и модель форума.