Не менее важно выработанное Лабрустом во время пребывания в Италии представление об архитектурном сооружении как о целостном организме.

В своих реконструкциях облика древних храмов и целых городов архитектор следовал примеру натуралиста Жоржа Кювье, утверждавшего, что по одному окаменевшему фрагменту скелета можно достоверно восстановить облик динозавра. Подобно тому как в живом организме все части и системы неразрывно связаны и определяют особенности друг друга, в архитектуре конструкция, материалы и планировка должны также составлять нерасторжимую целостность. Развитие идеи органичности (здесь к ходу мысли примешивается традиция Сен-Симона, увязывающая естественно-научные и социальные законы) приводит также к пониманию того, что «архитектура является зеркалом общества - его убеждений, обычаев, политической организации».

Убежденность в органической связи темы и формы, архитектурного сооружения и местности, на которой оно стоит, отразились и в проектной практике. Проект, которым Лабруст отчитался за последний, пятый год своего римского пенсионерства, - монумент великому мореплавателю Лаперузу - представляет собой интерпретацию темы этрусской гробницы и циклопической стены одновременно.