Выход созревшим у него идеям Лабруст, вернувшийся в Париж в 1830 году, нашел в преподавании. Основанная им частная школа стала, по его собственным словам, «первым протестом против официального образования, которое сделалось нетерпимым, слепым и фатально вредным»7. Устремившиеся в новую школу студенты видели в учителе героя. «Виктор Гюго был главой поэтов, Делакруа - знаменем живописцев, месье Анри Лабруст открыл архитекторам подлинную античность», - писал впоследствии один из учеников. Подлинную - значит не дистиллированную до идеальных схем, а полную локальных вариаций, окрашенную этникой, всякий раз откликающуюся на конкретику природы И темы.

Практическую работу получить было сложнее. В 1832-м Лабруста назначили инспектором строительства новых зданий Эколь де Бозар, но заказов на проектирование ему не давали довольно долгое время. Архитектор принимал участие во многих конкурсах. Некоторые из них-такие как конкурс на психиатрическую лечебницу в Лозанне (1836-1837) или на тюрьму в Алессандрии в Пьемонте (1839-1840) - были попыткой воплотить идею целительного воздействия архитектуры, впоследствии сказавшуюся в подходе к проектированию библиотек. Отправной точкой для Лабруста стало учение Фурье о том, что Бог управляет материальным миром посредством «страстного влечения» и оно же является мотором человеческого общества. По мнению последователей Фурье, искусство архитектуры прежде всего связано с тактильными ощущениями. Развив особую форму тактильности, архитектор получает возможность создавать среду с «терапевтическим климатом», благотворным для отдельного человека и для общества в целом. Лабруст не был фурьеристом, но общался с несколькими видными представителями Эколь Сосьетер и читал журнал «Фаланга». Мнение о том, что архитектор должен стать врачом для больного мира, он высказывал еще в 1832 году и с тех пор не изменял этому убеждению.

В 1838-м Лабрусту наконец выпала возможность применить свои принципы на практике: ему было поручено проектирование библиотеки Сен-Женевьев, первого из двух зданий, благодаря которым архитектор остался в истории. Строительство библиотеки началось, однако, только в 1843-м, а до тех пор самой заметной работой Лабруста было оформление церемонии захоронения останков Наполеона, состоявшейся 15 декабря 1840 года.