Исторический период, известный как период Барокко, не означал наличия единого стиля, а был временем, охватывающим более или менее схожие стилистические прототипы. Зарождение Барокко из Маньеризма в первой четверти 17-го века, а затем его постепенное замещение Рококо в начале 18-го века было не настолько выраженным событием по сравнению со стилистическими революциями, имевшими место до и после. В работе голландских ювелиров самой ранней тенденцией 17-го века, означающей разрыв с прошлым, стал Аурикулярный стиль, на самом деле представлявший собой продолжение принципов изобретательности и виртуозности Маньеризма.

Другим аспектом Барокко стали различные, не всегда совместимые приоритеты, такие как скульптурные решения, которые предпочитали в Италии, а позднее в Северной Германии. Во Франции, Голландии и Британии в третьей четверти века предпочитают натуралистичный ботанический декор; в конце века отдается предпочтение орнаменту, навеянному архитектурными формами, популярному в среде гугенотов.

Аурикулярный стиль, более чем другие веянья, связан в среде ювелиров с семейной традицией, а именно с братьями Паулем (1568-1613) и Адамом (1565 -1627) ван Вьяненами из Утрехта. Пауль путешествовал по Европе, работая в дворцовых мастерских Мюнхена и при дворе императора Рудольфа II в Праге, вплоть до смерти последнего. Блюдо Его Высочества (рис. 3) и кувшин по пропорциям и мифологической теме типичны для Маньеризма, но абсолютно новым, просто революционным является объемное и абстрактное моделирование краев, ножек и ручки. Эти абстрактные качества моделирования, техническая виртуозность исполнения еще более проявлены в необычном кувшине (рис. 1), сделанном братом Пауля Адамом в 1614 г. Распространению стиля частично способствовало покровительство в 1630 г. Карла I сыну Адама, Кристиану, а также издание последним серии печатных репродукций по рисункам отца в 1650 г.

Абсолютные технические требования полного проявления Аурикулярного стиля, его отход от привычных вкусов поставили его вне сферы большинства покровителей и самих ювелиров, но в каких-то проявлениях он был влиятельным во всей Европе вплоть до конца третьей четверти 17-го века.

Новым, предваряющим будущее, стала обработка поверхности блюда Паулем ван Вьяненом. Ювелир, работающий в маньеристском стиле, располагает рисунок в центре блюда и чеканит сцены с точностью истинного злато- кузнеца. Ван Вьянен рассматривает блюдо как единый план, тема располагается вокруг вертикальной оси, подобно картине. Живописная манера исполнения проявилась в рельефе и более мягком подходе к воздушной перспективе по сравнению с 16-м веком. Оба аспекта стали прототипом основного направления барочного декора и использованы Питером Паулем Рубенсом в наброске маслом серебряного блюда для Карла I, 1630. (с. 70).

В Риме могущественным проявлением Барокко ста ли заказы грандиозных проектов оформления и декора церквей Иисуса и Санта Марии Маджоре. В этих проектах значительная роль отводилась предметам из драгоценных металлов и позолоченной бронзы. Работы исполняются ведущими мастерами того времени — Джанло- ренцо Бернини и Джованни Джардини. И все же происходил значительный взаимообмен между мастерами Италии и Фландрии.

Почти ничего не сохранилось из барочного итальянского серебра, но можно представить его по дошедшим до нас гипсовым формам для литья серебряных блюд, созданных для представления Великому Герцогу Тосканскому; формы сохранились в Палаццо Питти во Флоренции.

В них заметно сходство с кувшинами и блюдами, сделанными в Генуе во второй и третьей декаде столетия, скорее всего серебряниками из Антверпена.

Сохраняя тот же скульптурный характер светотени итальянского Барокко, стиль большинства стран Европы приобретает ярко выраженные региональные черты, отражая политические и экономические влияния. В Северной Германии и городах Ганзейского Союза преобладает ярко выраженный скульптурный стиль, особенно очевидный в больших пивных кружках и других сосудах парадного назначения.

На него больше оказывает влияние немецкая традиция резьбы по слоновой кости, а не бронзовые или мраморные скульптуры, поэтому так ощутимо их различие. Принесенный иммигрантами, в основном немцами, в гом числе и Якобом Бодендиком. этот стиль попадает в Британию.

Во Франции, Голландии и Британии проявляются другие черты, разнящие их. Королевское покровительство, оказываемое мануфактуре Гобеленов с 1663 г. Людовиком XIV, приводит к однородности декоративного искусства. Цветочный стиль, отражающий интерес того времени к ботанике и прекрасно подошедший к полихромному маркетри на предметах мебели, применяется также в чеканных украшениях высокого рельефа на серебре, широко распространенном в третьей четверти века в большей части Северной Европы. Природа была источником вдохновения этого стиля; он менее других располагает печатными образцами; хотя его вариант, включающий путти и животных среди завитков листвы, стал популярен благодаря гравюрам Стефано Делла Белла и его имитаторов (с. 72).

Одно из достижений стиля — декор из полихромной эмали, поднявшийся на небывалую высоту в Блуа и других центрах в третьей четверти 17-го века. В основном этот вид искусства используется для футляров часов, но в 18~м веке меняется технология изготовления часов, и футляры становятся круглыми, но их художественный уровень ценится настолько высоко, что многие из них сохраняются, переделанные в золотые табакерки в середине 18-го века.

В последней четверти 18-го века во Франции вырабатывается классический стиль, в основном благодаря влиянию Шарля Лебрена, назначенного руководителем мастерских Гобеленов. Небольшое количество предметов королевского серебра того времени как бы конспективно предстает перед нами в строгой точности кувшина (1697), исполненного Николя Делоне (с. 73), где орнамент сведен к классическим архитектурным и двухмерным геометрическим мотивам.

Распространению этого стиля за рубежом способствовала деятельность гугенота Даниеля Маро (с. 73), работавшего как в Голландии, так и в Британии в качестве придворного архитектора Вильгельма Оранского. Его задача облегчалась одновременным приездом в Британию тысячи беженцев — гугенотов, обладающих мастерством и навыками для применения радикально нового стиля и декора.

Благодаря изобилию печатных работ по орнаменту, относящихся к этому периоду Барокко, стиль, вдохновленный архитектурой, проявился и в других сферах работы с металлом. Рисунками Маро пользовались не только мастера-серебряники, но и часовщики, мастера по работе с бронзой. Поэтому декор, присущий английскому и французскому серебру, мы видим в часах на консолях осветительных приборах из золоченой бронзы и в парковых оградах. Как златокузнецы, так и другие мастера пользовались декорами и мотивами, созданными для других целей. Одной из самых популярных публикаций орнаментов конца 17-го века стала серия рисунков кованых железных оград художника гугенота Жана Тижу (прибл. 1689-1712), Его самой знаменитой работой стали ворота Хемптон Корта; детали его рисунков широко используются в начале 18-го века, как в двухмерном, так и в трехмерном вариантах.