Первым гарнитуром французской мебели, сделанной в новом вкусе, который французы называли “gout grec”, стал кабинет (1756-57) Лалива де Жюлли. В стиле преобладают крепкие линейные формы, лишь иногда переходящие в сдержанный изгиб, крупномасштабный декор, массивные украшения из витрувианских завитков или переплетающегося орнамента, как видно из эскизов Жана Франсуа Неффоржа (1714-91) и Жана-Шарля де ла Фосса (1734-91) Углы часто украшаются масками и термальными фигурками. Производятся массивные стулья и столы с прямыми ножками или в форме колонн с каннелюрами.

Одновременно с мебелью, декорированной в архитектурном стиле, существует мебель, которую сделал для мадам де Помпадур ее любимый краснодеревщик Жан- Франсуа Эбен (ок. 1721-63). По мнению теоретиков Классицизма, это был более консервативный вкус, демонстрирующий постепенный переход от форм Рококо к новым прямолинейным формам. Наборы стульев в этот переходный период сохраняют спинку с картушем и изогнутые ножки Рококо, но боковые обрамления украшаются классическим декором и гирляндами в новом стиле.

Эбен много работает для королевского двора, создавая новые типы мебели: бюро с покатой крышкой на ролике (bureau a cylindre) и механические туалетные столики. Он приспособил каркасные части комодов к неоклассическим формам, они становятся трехчастными с центральной доской, украшенной фигуративным маркетри, и секретером с опускающейся крышкой. Он ввел новую технику маркетри, которой воспользовались многие краснодеревщики, среди них его зять Роже Вандеркрюз, называемый Лакруа (1728-99), и два его ученика Жан-Анри Ризенер (1734-1806) и Жан Франсуа Леле (1729-1807).

Ризенер после женитьбы на вдове Эбена (1767) возглавляет мастерские и завершает многие заказы Эбена. Он продолжает работать для двора в качестве краснодеревщика короля вплоть до отставки в 1780 г. Ризенер разработал легко узнаваемый стиль с цветочным маркетри, плетением и цветочными оправами из позолоченной бронзы, которые проектировал в своей мастерской.

При Людовике XVI (1774 89), чье имя зачастую необоснованно присваивали всему периоду Неоклассицизма во Франции, элегантность дизайна достигает кульми • нации. Формы, берушие свое начало в классических ис точниках, обычно сочетаются с цветочными мотивами, гирляндами и лентами. Орнамент постоянно утончался, становясь меньше по размеру и более насыщенным. Поздние работы Ризенера с золочеными бронзовыми украшениями Франсуа Ремона (ок. 1747-1812) и Пьера Гутьера (1732-1814) ассоциируются с драгоценными изделиями Мебель, поставляемая ведущими маршанами, изготавливается из новых материалов. Пуарье и Дагерр заказали на Севрской мануфактуре фарфоровые плакетки а также купили панели, покрытые японским лаком и украшенные итальянскими полудрагоценными камнями. Они вставлялись в секретеры и бюро Иосифа Баумхауэра (ум. 1772), Мартена Карлена (1730-85) и Адама Вейсвейлера (1750-1810).

Стулья обычно имели квадратные спинки и прямоугольные сиденья, их передняя часть украшалась резным подзором. Жорж Жакоб (1739-1814) и Жан-Батист-Клод Сене (1748-1803) делали стулья, варьируя декор, для многих апартаментов Марии Антуанетты. Мотив становится все более насыщенным и перегруженным, в нем фигурируют небольшие остроконечные листья, закрученные ленты или бусины и катушки, которые заменяют ранее применяемые цветочные гирлянды.

Мебель, спроектированная в 1780-х п.. становится утонченной и изысканной, вводятся классические мотивы настенной римской живописи и греческих ваз. Беланже и Дюгур разрабатывают мебель в новом вкусе с элегантными фигурами кариатид на пьедестале ножки ими- тируют колчаны со стрелами. Подлокотники располагаются под прямым углом к спинке и опираются на тонкие поддержки в форме колонн или в форме классических сфинксов. В декоре встречаются мотивы римских камей, написанных или сделанных на всджвудских плакетках Все чаще панели маркетри замещаются простыми панелями из красного дерева с фиолетовым оттенком (широко используемыми в это время во Франции) или туи.

Классицизм, который ассоциировался с этрусским стилем Дюгура, был сметен революцией. Мебель производится практически без декора. Одновременно возвращаются классические формы, наподобие греческих стульев klismos, которые появились еше при старом режиме. Они снова входят в моду при республиканском правительстве. В дизайне мебели периода Директории (1793- 99) и Консульства (1799-1804) отражаются перемены, происходящие в стране, хотя она продолжает сохранять правильные классические формы.

В мебели сделанной Жоржем Жакобом (1739-1814), который вместе с сыновьими был ведущим краснодеревщиком этого периода, имитируются римские кушетки, треножники и стулья. Появляется новый вид стола с откидывающейся круглой крышкой, поддерживаемый колонной или треножником, а также секретер с откидной крышкой. Они становятся основной формой мебели для письма. Бернар Молито создаст бюро, комоды и секретеры, сохраняющие формы предыдущего поколения, но они становятся проще, и зачастую единственным украшением являются колонны или простые архитектурные мотивы. Упрощенная форма ножки с окончанием в виде лапы замещается изогнутой суживающейся ножкой в этрусском стиле. После наполеоновского вторжения в Египет в 1798 г. в декоре появляются египетские мотивы в сочетании со строгими геометрическими узорами

Во время войны во Франции было нелегко получить импортные экзотические породы деревьев, поэтому использовались местные породы, за исключением дорогостоящих таказов. Красное дерево остается в большой моде. бледно-желтое атласное дерево, прежде испольтуемое Вейсвейлером для внутренней отделки бюро, теперь употребляется и для внешней. Часто используются контрастные формы инкрустированных лавровых венков.

Революционное правительство в 1791 г. заставило снять с производства золотые украшения, поэтому производители мебели украшали ее резьбой или шпоном. Фирма Жакоба де Мальте (созданная в 1803 г. сыном Ж. Жакоба) поставляла большую часть мебели для резиденции Наполеона.

Изделия из золоченой бронзы чеканшика Пьера- Филиппа Томира (1751-1843) достигли совершенства, а Париж по-прежнему остается центром, где состоятельные европейцы заказывают часы, канделябры и предметы мебели с золоченой бронзой.

Два основных архитектора Наполеона — Шарль Персье (1764-1838) и Пьер-Франсуа Лсонар Фонтен (1762-1853) — основывают дизайн мебели на римских формах, копируют их, обращаясь к простейшим, самым заметным элементам декора. Египетские мотивы также очень популярны, фигуры, украшающие углы, часто одеты в египетское платье.

Имперский орнамент, лавровые венки, бутоны, медальоны с профильными портретами располагаются на простом фоне.

Стулья вернулись к квадратному, фронтальному дизайну со скромным декором с мотивом звезд и шаров. Ножки и подлокотники становятся мощнее, чем в предыдущие периоды, а спинки выпрямляются. Новинкой стало появление стула в форме гондолы с подлокотниками в виде лебедей. Другим излюбленным мотивом были сфинксы. Кровать вновь приобретает большое значение, она устанавливается в алькове под балдахином, ее дизайн исходит из римской колесницы. Обивка подчеркивает строгость форм, делается с широкими краями и тяжелыми кистями, придающими мебели значительность.

Столы и серванты украшаются стилизованными головами пантер, сфинксов, египетскими масками, которые размещаются спереди под скупо декорированным фризом, подчеркивая прочность конструкции. Зеркала над межоконными столами опускаются ниже и становятся частью столика. Различные участки мебели покрываются позолотой или украшаются черным деревом для контраста с ярким шпоном красного дерева

В серии изданий Пьера ла Мезанжера “Коллекция мебели и аксессуаров", выходяшей в 1802-1835 гг.. подведен итог французскому Ампиру. Серия утвердила стиль во всей Европе середины 19 в