Мнение неоклассические узоры совпадают по времени с поздним Рококо, но отличаются от них симметрией, влиянием архитектуры и лепнины, что особенно заметно в “живописных” дизайнах текстиля.

Организационная структура упрощается, хотя конечный результат может создавать усложненное впечатление. Этот дизайн включает гирлянды, решетки, полосы, а их переплетения создают гротеск.

При этом как раз в это время достигает апогея изображение полевых и садовых цветов, поэтому существуют дизайны с реалистически изображенными цветами и стилизованными бутонами, объединенными в единую структуру.

Несколько типов архитектурного орнамента появляются в узоре неоклассического текстиля. Имитация лепнины как бы продолжает орнаменты папье-маше, которые также фигурировали в темах обоев того времени. Лепные украшения могли служить обрамлением для цветочных мотивов. А в период с 1760 по 1810 г. источником мотивов становятся колонны с арками.

К концу этого времени оба мотива зачастую сочетаются с “обманками” пола и потолка, известными как обои с “фресками”. Подобный же принцип, хотя и реже, встречается в тканых или вышитых настенных украшениях. Готические и архитектурные мотивы, ставшие основой подобных узоров, оставались в моде вплоть до 1870-х гг. При этом многочисленные иллюстрации недавно открытых древних городов и предметов познакомили с ними широкую публику, поэтому в наполеоновский период такие мотивы являются доминирующими.

Иллюстрации предметов включаются в “живописный” декор. Самые типичные темы — храмы с руинами. сцены из пьес и опер, события политической жизни, трофеи, реальные и мифологические персонажи. Их расположение можно грубо распределить на три периода. В 1760-70-с гг узор располагается между “островами”, которые являются также одним из аспектов декора Рококо.

В 1780-90-х гг. преобладают более организованные формы, когда мотивы заключаются в картуши, овалы, кружки и так далее. В нач. 19 в. высота печатных повторов сокращается, переходя в декор, где вновь появлиюз ся острова или лепные узоры На протяжении всего периода в узорах фигурируют гирлянды и драпировки на основе настоящих фабричных вариантов или же как альтернатива — лепные орнаменты

В период с 1760 по 1790 г. эти мотивы имитируют подвесные банты, особенно в парчовых или копирующих парчу узорах.

Более сдержанные варианты изображают цветочные букеты. Мелкие узоры часто включаются как фон печатных декоров тех или других типов. Часто производится имитация тканей, передавая живописные поверхности мелкоузорчагого вельвета или кружев. Начиная с 1800 г. изгиб гирлянды становится почти незаметным, постепенно, с 1810 по 1815 г.. он становится более изогнутым. Фальшивые драпировки изображались на обоях и бордюрах, но их можно встретить в любом варианте текстиля.

Решетки с их естественным сопровождением - побегами ветвей — являются вечным узором, но в период

Неоклассицизма они становятся особенно модными. В их расположение могут включаться архитектурные элементы или ленты.

Но даже когда декор выглядит усложненным, когда виноградные побеги переплетают решетки, структура всегда четко прослеживается Часто одна ветка или пят но, располагающиеся внутри решетки, использовались как узор, заполняющий все пространство. Это было особенно важно для хлопчатобумажных печатей, поскольку производство механизировалось с 1780 г.. и подобные мотивы становятся основой печати на хлопке на протяжении более века.

В это время многочисленные полосы входят в состав узоров. Именно включение их в узор является определяющим для стиля Неоклассицизма, а не Рококо. Эволюция асимметричного вертикального узора — симметричный узор — свидетельствует о той же тенденции, довольно часто встречаются сходные пары асимметричных/симметричных декоров в 1760-80 гг. В ткачестве полосы легко добавляются в качестве фона к другим мотивам, что становится популярным с конца 1750-х гг.

С начала 1770-х гг. мотив располагается внутри полос. а не поперек их. Полосы сами по себе менее варьируются но ширине и количеству, а к 1780 г. их располагают как две одинаковых полосы, дизайн одной из них выявлен более четко.

Двойные полосы также появляются в печатном текстиле и обоях, хотя они еще пока варьируются по размерам. Много полос используется в печатных повторах, в бордюрах, которые усиливают эффект полос за счет узкой последней полосы.

Гротескный узор соотносится с полосами в сильном вертикальном акценте. Он включал фигуры или животных, вдохновленных удлиненными узорами, найденными в ренессансных гротах. Их оптимальным использованием стало применение для полного оклеивания стен, а их декор повторялся сверху донизу.

Мастером подобного жанра был Жан-Демосфен Дюгур (1749-1825). художник, работавший при нескольких европейских дворах и напечатавший в 1782 г. серию гравюр, названных “Арабески” (декор, состоящий из изгибающихся цветов и листьев, который теперь известен под именем “арабесковый декор”).

Мода на фогеск существовала с 1780-х до начата 1800-х гг., позднее он обычно использовался в больших бордюрах, а не в узорах, покрывающих всю стену. Он использовался и в дизайне Ампира после 1810 г., но в удлиненных вариантах.

К концу 18 в. два фактора повлияли на появление натурализма. Одним из них был Романтизм, с его духовными исканиями в области взаимоотношений между людьми и их природным окружением Это способствовало реалистичному изображению полевых и лесных цветов и листьев. Вторым - явился рост использования раскрашенных вручную гравюр, демонстрирующих объекты ботаники, многие из которых изображались в их месте произрастания или оранжереях.

В то время рисунки цветов долго составляли основу узоров, подобные трафареты пользовались широким спросом. Те, кто их создавали, часто являлись дизайнерами, как, например, английский печатник по ситцу Вильям Килберн (1745-1818). Самым известным иллюстратором для создания подобных узоров был Пьер-Жо- зс Редуте (1759-1840), который создавал трафареты для разных изделий начиная с 1784 г.

В узорах с подобным влиянием преобладает неформальное качество, не важно покрывают ли они всю поверхность или составляют бордюры, в них отдается предпочтение некоторым деревьям или растениями, например розам, клубнике, чертополоху, клеверу, желудями и дубовым листьям.

В то время все хорошо понимали идиоматическое подобных мотивов, например, дуб воспринимался как символ верности и силы.

Даже на вершине моды на натурализм создавались узоры из стилизованных цветов, на которые оказывал влияние текстиль, привезенный из Индии. Несмотря на романтические понятия, иногда появлялись как бы нечаянно разбросанные листья и веточки, а порой реалистическое изображение растений и деревьев использовалось как внутренний декор, окруженный листьями и лепестками. Кораллы и червячки, с их живописными формами, входят в состав мотивов дизайнеров. Самым длительным по использованию в декоре был Boteh — “цветок”, который появился в персидских и кашмирских тканых шалях ок. 1790 г.

Их существовало небольшое количество, и они ценились очень высоко, поэтому в период 1805-10 гг. начинается создание их европейских имитаций, что и стало специатьностью мануфактуры Псйсли в Шотландии. Производимые ими великолепные шали получили название узоров Пейсли, также их называли кашемиром, а экзотические цветочные формы сыграли огромную роль в рисунках европейских дизайнеров. Например, стилизованные веточки (используемые по всей поверхности) и бордюры появлялись во многих повторяемых узорах.

В период наполеоновской империи вдохновленный Египтом стилизованный узор входит в состав декора, существуя параллельно с мотивами Кашмира. И все же в это время в цветочном узоре преобладает реализм, который смягчил архитектурой дизайн позднего Ампира.