В 1870-х гг. наблюдается мода на мебель, отделанную черным деревом и росписью. Частично это объясняется большим числом вариантов секретера, декорированного ок. 1871 г. Томасом Эдвардом Коллкатом (1840- 1924). Этот секретер сделан на основе толбертовской архитектурной конструкции с готическими деталями типа надстройки-балдахина. Дверцы украшены панелями с фигуративной живописью, добавлены полки с зеркалами на заднике, чтобы отражать расставленные на них предметы искусства. Секретер вовсе не походил на тяжелую резную мебель, как у Толберта или Истлейка, декоративный эффект достигается молдингом.

В следующие пятнадцать лет такие характеристики были присущи многим “эстетическим” секретерам, особенно тем, что предназначались для демонстрации различных предметов искусства, камины украшаются множеством резных полок, а подвесные конторки все еще популярны.

Декор мебели 1870-х п. испытывает влияние различных эпох. Маркетри Оуэна Джонса вбирает в себя элементы взятые из самых разных источников, включая мавританские и классические. Знание прототипов Древнего Ешпта отображены в росписи Уильяма Холмена Ханта (1827-1910), который в 1857 г. создает дизайн фивского табурета (названного по городу Фивы в Египте, где велись раскопки), похожие дизайны были сделаны также Фордом Мэйдоксом (1821-93) для Morris & Со. и запатентованы Liberty & Со. в 1883 г.

У.Е. Несфилд (1835-88) проявляет большой интерес к японскому искусству и создает в конце 1860-х гг. ширму с японскими мотивами, Томас Джеккилл включает японские мотивы в декор дубовой мебели, сделанной в духе эпохи короля Якова, а японские и испано-мавританские использует в комплексе декора полок, сделанных для Павлиньего зала, который был назван затем “японистским” живописным проектом Джеймса Уистлера (1834-1903). Все это привело к годвинскому типу мебели, заимствованному из справочников по Востоку, опубликованных лондонским краснодеревщиком Уильямом Уоттом в “Art Eurniture” (1877). Англо-японский стиль Годвина впитал декоративную и композиционную основу японской печатной графики, иллюстрирующей домашнее оборудование и поделки из дерева для изготовления серии прямолинейных буфетов.

Черное дерево придает мебели вид восточного лаки рованного изделия, конструкция состоит из симметрия систематизированных, строго горизонтальных и вертикальных линий, результат зависит от сборки, “группировки масс и пустот, а также от более или менее фрагментарной схемы”. Декор поверхности этих и других англо-японских предметов мебели минимален, он ограничивается наличием панелей из тисненого пол кожу па пье-маше и врезанными прямыми золотыми полосками.

К середине 1870-х годов дизайн мебели начинает тяготеть к стилю времен королевы Анны, название, данное архитектурному стилю, навеянному английским декором 18-ого века, не теряют своего значения и другие стили Ново-георгианские фронтоны и глазурованные передние планы стали возникать в декорах секретеров некоторых мастеров, в частности Томаса Э. Коллкапа.

Оживление интереса к орнаменту 17-го в. иногда называли Вренессансом, по имени архитектора Сзра Кристофера Рена. Известная фирма Collinson & Lock производит изящные бюро из красновато-желтой древесины с инкрустацией из слоновой кости. Годвин проектирует великолепную полированную мебель из красного дерева на тонких конусных ножках с плавными, округлыми линиями, придавая ей необыкновенную легкость. Более того, манчестерская коммерческая фирма James Lamb производит аналогичну ю мебель, обладающую такими же качествами

С 1860 х гг. детали мебели становятся изящнее, сама мебель украшается все более разработанными элементами. как у этли и Томаса Харриса, Манчестерская James Lamb собирает модные дизайны. В 1860-х гг. рождается стать Адама Ривайвела, названный но имени архитектора-дизайнера 18-го века. Многим производителям мебели приходится ориентироваться на обшивку атласным деревом. Сталь входит в моду в 1870-х гг. и остается популярным до конца 19-го века и позже.