Последовавшая после Второй мировой войны серия технологических усовершенствований не могла не отразиться на работах промышленных дизайнеров. Они освободились от модернистского постоянства “формы в пользу функции”.

Появление транзистора вследствие развития микроэлектроники и создание силиконовых чипов предоставило дизайнерам свободу в выборе форм, которые больше не были громоздкими В то время как японские дизайне ры фирмы “Сони” создавали инновационные, миниатюрные продукты (например, транзистор 610-й модели в 1958 г., портативные телевизоры, включая модель 80 301 в 1960 г., плеер Волкмэн в 1979 г.), постмодернистские дизайнеры привнесли разнообразные качества в современный дизайн продукции.

“Переносное радио” Даниеля Вейла, придуманное в 1981 г., демонстрировало свои составные элементы в прозрачном украшенном полиэтиленовом пакете-конверте. Остроумные и недосказанные модернистские произведения отражали сущность модных продуктов массового потребления. “Бетонное Стерео” Рона Арада было несколько другим по дизайну и разрушало прямолинейную ясность блочной черной коробки, которая присуща системам hi-fi. Его электронные компоненты выполнены в грубом бетоне, который кажется разваливающимся. Археологический реликт эры Форда, в этом изделии проявляется множество характеристик, присущих постмодернистскому дизайну, а именно: двусмысленность, ирония, эфемерность.

Подобные экспериментальные работы Бартеса. Вентури, Эко, Дофлеса и других дизайнеров, интересующихся важностью визуальных средств, подпадали под критику теоретиков от дизайна по обе стороны Атлантики.

Объединение набирающей силы поп-культуры и отказ от модернистских канонов привело к укреплению привлекательности Постмодернизма среди дизайнеров и потребителей.

На самом деле постмодернистский промышленный дизайн мог легко проявиться через домашнюю среду — предметы для ванной (зубная щетка Fluocaril, созданная Филиппом Старком) или для кухни (продукция итальянской компании “Алесси”, которая быстро уловила желание городском элиты видеть в кухонной утвари не только функциональность, но и черты культурного значения — своеобразная домашняя галерея).

Во многих промышленно развитых странах мира в эту своеобразную галерею вошли яркие и шаловливые за жигалки, подставки для яиц, штопоры и другие предметы домашнего быта, которые дополнили целый ряд дизайнерских чайников “Алесси” (стр. 500).

Даже традиционные пылесосы рассматривались как объекты со стилистическим статусом и разрабатывались с точки зрения декоративности, а не их технологических характеристик.

Британский дизайнер Джеймс Дайсон, чьи технологические инновационные дизайнерские разработки были повсеместно разрекламированы, использовал постмодернистские стили в пылесосе “Выпуск” для “Де Стижл” (De Stijl).

Поверхности многих других домашних вещей стали носителями богатых и разнообразных декораций. Например, часы Swatch, созданные в 1983 г. К началу 21 в часы этой марки стали бестселлером достигнув отметки в 200 миллионов. Достаточно дешевые для того, чтобы выбросить их, а не чинить, каждые часы обладают одинаковыми механизмами, таким образом, отличаясь только дизайном циферблата и ремешка.

С конца 1980-х годов эти часы стали модным аксессуаром. “Своч Дизайн Лаб” в Милане, оформляющая более 70 дизайнерских образцов в год, часто пользуется услугами таких дизайнеров, как Маттсо Тан и Алессандро Мендини. Схожие идеи просматриваются в и других образцах продукции, например в ярких, разноцветных сменных панелях для мобильных телефонов фирмы “Но- киа” и др.

Интерес к подобным разработкам характерен и для авангардных дизайнеров 1970-80-х годов в США и Италии, которые главным образом ассоциируются со “Студио Алкимиа” и “Мемфис Труп”. Дизайнерская свобода, основанная итальянскими авангардистами в 1970-х годах, создает сегодня климат, в котором все доступно, рисунок, цвет и романтизм используются ради них самих и возвращают из кризиса 20-летней давности постмодернистскую культуру.