Новый мюзикл «Обыкновенное чудо» появился благодаря всем известному и любимому одноименному фильму Марка Захарова. И теперь каждый день в Театральном Центре на Дубровке царит атмосфера той удивительной сказки и звучит бесподобная музыка Геннадия Гладкова - композитора, создавшего еще один музыкальный шедевр. Мы встретились с Геннадием Игоревичем незадолго до премьеры, чтобы поговорить о мюзикле и узнать, чем композитор живет вне работы и как собирается встречать Новый 2011 год.

Автор незабываемой музыки к «Бременским музыкантам», «Джентльменам удачи», «Двенадцати стульям», а также завораживающих симфоний, Геннадий Гладков рассказывает о своем новом мюзикле «Обыкновенное чудо» и предстоящем Новом годе.

Интервью: Ольга Гладуш. Фото: Михаил Екадомов, продюсерская компания «Маскарад».

- Что Вы можете рассказать о мюзикле?

- Пока ничего не знаю, я там еще не был. Меня туда не пускают, боятся мне показывать. Но накануне премьеры обязательно пойду смотреть. Ведь я написал около 20 новых номеров, поэтому мне жутко интересно, что же там получилось.

- В фильм «Обыкновенное чудо» не вошла «Песня охотника». А в спектакле она будет звучать?

- Одна песня действительно в фильм не вошла, в кино так бывает. Захаров на одном из собраний сказал: «Ну как же я ее сюда поставлю? Она совсем не вписывается в сюжет». Конечно жаль, тем более что Боярский очень хорошо спел эту песню. Но его голос не сочетался с образом героя, которому песня принадлежала: Миша взрывной, а Всеволод Ларионов, сыгравший охотника, более спокойный. В мюзикле же главное - музыка, и эта песня, конечно, вошла. Там будут все те же песни, что и в фильме, и новые.

- Новые песни для мюзикла Вы писали, как и к фильму, с Юлием Кимом. Как вам работалось с ним через 30 лет?

- Вы знаете, когда он пришел ко мне первый раз, то принес гитару. И вместо того, чтобы просто отдать текст, стал петь. На это я ему сказал: «Слушай, ну а я тогда что должен делать? Если ты сам написал стихи и музыку, то я-то здесь причем? Давай договоримся: ты ко мне с гитарой больше не ходишь! Играй на ней дома, а ко мне приходи только со стихами». И с тех пор мы работаем так: он приносит стихи, а я пишу музыку. Хотя иногда Юлий шутит по этому поводу: «Вот когда я импровизировал, думал, ты так же мелодию повернешь». А я отвечаю: «Но я сделал иначе!».

Вообще Ким - очень работоспособный. Сколько раз случалось: мы с Захаровым утвердим песню, а на следующий день он приходит и говорит: «А я вот тут улучшил!». Еще через день: «А здесь я переписал!». Марк сначала молчал, а потом не вытерпел и просто запретил ему что-либо переделывать. Кстати, со мной был похожий случай. Какой-то музыкант сказал мне, что одна моя мелодия напоминает фрагмент известного произведения. Я переделал музыку, рассказал об этом Марку, а тот возмутился: «И из-за этого ты изменил нашу принятую мелодию? Да если музыка ни на что не похожа, она никому не нужна!»

-Неужели действительно не нужна?

- В музыке нужны ассоциации. Если нет привычных слуху мелодий, сделано что-то совсем новое, то это - музыка с Марса. Это равноценно тому, что марсианин прилетит к нам и сыграет что- то свое, никому непонятное. Между музыкой разных композиторов всегда есть взаимосвязь. Каждый что-то берет у кого-то.

- А как же плагиат?

- Плагиат - это когда мелодия целиком копируется. Когда есть, например, романс, и он переписывается в романс. А когда есть романс, а у меня он становится фокстротом, или используется небольшой кусочек, то это вполне нормально. Даже Моцарт многие темы брал из чужих произведений, только сумел развить их так, как не удавалось никому. Темы шекспировских пьес тоже всем известны. Но как их преподнес Шекспир! Или взять Шварца, который брал готовые сюжеты из уже существующих сказок. В каком-то смысле мы все плагиаторы. Можно и писателей упрекнуть в том, что они используют готовые слова.

- То есть присутствие в мелодии фрагментов уже известной музыки считается нормой?

- Дело вот в чем. Скажем, в науке главное - найти что-то общее, найти закон. Например, дважды два - четыре. А в творчестве важно, как ты это сказал: «Дважды два - четыре!». Совершенно разные задачи. В искусстве имеет значение индивидуальность, личность исполнителя. Например, одни и те же произведения играют по сотне раз. И здесь важно, как их исполняют!

- А что Вы чувствуете, когда слышите свою музыку?

- У меня бывает разная реакция. Иногда мне приятно, а иногда не очень. Признаюсь, я иногда люблю послушать свои старые произведения, так как некоторые со временем забываю. И в эти моменты в памяти возникают воспоминания и ассоциации, связанные с тем временем, когда я их писал. Огцущения такие, будто спустя много лет встретил старого друга. Иногда бывает смешно, особенно когда я слышу свои мелодии где-нибудь в переходе. К сожалению, часто звучит моя самая простая музыка. Чтобы где- то играла симфония, такого не бывает, особенно в наше время.

- Какие из Ваших сочинений Вам больше всего дороги?







- С годами мне больше становится дорога музыка к спектаклям «Люди и страсти» с Алисой Фрейндлих и Михаилом Боярским, «Тиль» с Караченцовым. Сам я люблю то, что другие особо не будут слушать. Это произведения для небольшого круга. Чтобы их оценить, нужно быть немного просвещенным в музыке. На своих концертах я стараюсь давать и конфетки, но также включаю серьезные произведения. Когда публика хорошо принимает мою сложную музыку, это приятно. Признаюсь, я никогда не понимал, почему вот эта песенка «Я на солнышке лежу» вдруг стала так популярна. Это же всего лишь маленький мультфильм, простая сказочка. Или песня «Уно моменто». Меня часто спрашивают, какя ее сочинял, как создавал. Да никак! Просто схохмил! Это музыкальная шутка, которая даже не стоит обсуждения. Шутки или получаются, или нет. А если их начинают осмысливать или теоретизировать, это ужасно! Да просто скажите: «спасибо вам за такую шутку», и этого будет достаточно.

- Были ли какие-то необычные исполнения Ваших произведений, которые произвели впечатление?

- Помню, ужасно хохотал, когда моих «Бременских музыкантов» исполнял Ленинградский военный ансамбль. Они спели «Ох рано, встает охрана» и «Песню разбойников», как и положено военным - четко, ясно, громко. Было очень смешно!

- А какую музыку вы вообще слушаете?

- Симфоническую и старый джаз - Эллу Фицджеральд, Луи Армстронга, Фрэнка Синатру. Я слушатель всеядный: все произведения, которые знаю с детства, слушаю с удовольствием. Увлекаюсь творчеством Скрябина, Мясковского. Сейчас очень много играют Малера, и я тоже с удовольствием его слушаю. Однако стараюсь как можно реже слушать любимые произведения. Это должно быть событием, поэтому я всегда жду, когда наступит «голодание» и желание что-то послушать.

- Музыку какого жанра Вам интереснее всего писать?

- Проще сказать, чего я не пишу - это камерную музыку и концерты для скрипки и фортепиано. Я человек театральный, и все мои работы, не имеющие отношения к театру, все равно связаны с сюжетами. Меня больше потрясает литература, чем события в жизни. Я ужасно не люблю быт, поэтому часто отказывался от картин на бытовую тему. А вот сказки Гоцци, Шварца, Гоффмана и русские народные мне очень близки. Еще я люблю Гоголя.

- То есть вдохновение Вы черпаете только в литературе?

- Да, да, именно так. Понимаете, я никогда не мог написать что- то очень быстро. Вот случилась у нас в 91-м году некая революция, и многие тут же что-то написали. Я так не могу я это не чувствую. Ко мне вдохновение приходит, только если я читаю. И вот когда оно приходит, тут только успевай записывать! К этому нужно быть готовым, так как в таком состоянии уже ни есть ни пить невозможно, и работать приходится днем и ночью. Нужно успеть записать все до того, как вдруг «отрежет». Потому что самое страшное, если это произойдет на самом последнем этапе, когда осталось дописать буквально три ноты. Иначе придется мучительно домысливать завершение.

- А современная поп-музыка Вам интересна?

- Вы знаете, для меня это как колбаса в полиэтилене, которую можно съесть и отравиться. Когда этот продукт никто не покупает, его режут и кладут в салат, чтобы хоть как-то продать. На 90% эта музыка - коммерция. К сожалению, сейчас нет культуры просвещения и государственной поддержки, поэтому народ не ходит на концерты симфонической музыки так, как раньше. Выжить в таких условиях может только попса, которая получает деньги непосредственно от продаж билетов. Серьезная же музыка нуждается в господдержке. Такие концерты должны быть почти бесплатными, чтобы люди приучались к высокому. Ведь у нас очень много хорошей симфонической музыки - и старой, и новой. А пока у нас главное не культура, а ФИЗкультура. Дело в том, что культурный человек не совершит глупых поступков, о которых нам без конца рассказывают по ТВ: муж убил жену, жена убила мужа, сын зарезал мать. Ужасно! Сегодня у нас такое количество озверения в стране, что становится страшно. Культура уходит, и обнажаются дикари. Если уровень культуры упадет еще ниже, их станет еще больше. Никакими нанотехнологиями, никакими Сколковыми не поднимешь культурный уровень нации.

Спорт сейчас тоже стал коммерческим. Если раньше ходили смотреть, как дядя Вася стоит в воротах, то сейчас наслаждаются игрой чужого негра, который получает за это миллионы. Спрашивается, почему ученый получает копейки, а негр в воротах - миллион? Совершенно потеряло ценность звание учителя, а они сегодня тоже получают гроши. Сейчас очень много внимания уделяют вещам: какие у тебя часы и во что ты одет.

- А для Вас все это совсем не имеет значения? Однако Вы сказали, что совсем равнодушны к интерьеру.

- Я вообще человек неприхотливый. Для меня главное, чтобы ничего не мешало, не отвлекало. Когда я работаю, мне совершенно неважно, что вокруг меня. Главное - функциональность: чтобы стол и стул были удобными, а кресло - комфортным. Чтобы цвет стен тоже не был кричащим. Я, например, очень радовался, когда у нас появился новый деревянный стол вместо старого. Не потому, что он красивый, а потому что он надежный! Вот эти стулья вокруг него - тоже очень удобные и крепкие. Многие, кто приходит ко мне домой, обращают внимание на старинный шкаф с резьбой. А я так привык к нему, что даже его не замечаю.

Вот моя жена очень любит что-то менять, она занимается обустройством нашего дома и дачи. И вот для меня каждый год приезд на дачу становится сюрпризом. То участок полностью засажен деревьями. На следующий год деревьев там уже нет, а высажены кустарники. Только я привыкну к этим кустарникам, как и их уже нет, а вместо них появляются деревья и цветы!

Что касается быта, то у меня никогда не возникало с ним дружбы. Несмотря на то, что наш отец был очень рукастым, но мне и моим братьям это, к сожалению, не передалось.

- А любите всякие фигурки, статуэтки?

- Вы знаете, для меня все эти аксессуары неприемлемы. Мне кажется, эти вещи бесполезны, мне они мешают. Опять же, у моей жены на даче есть шкафчик, в котором она хранит разные статуэтки и вазочки. Единственное, к чему я неравнодушен - это к разным светильникам с множеством лампочек. Мне нравится, что с их помощью можно получать разное освещение.

- Но вы же любите, наверное, красивую обстановку?

ПОКА У НАС ГЛАВНОЕ НЕ КУЛЬТУРА, А ФИЗКУЛЬТУРА. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КУЛЬТУРНЫЙ ЧЕЛОВЕК НЕ СОВЕРШИТ ГЛУПЫХ ПОСТУПКОВ, О КОТОРЫХ НАМ БЕЗ КОНЦА РАССКАЗЫВАЮТ

- Ну конечно, когда я прихожу в гости, мне приятно находиться в красивой обстановке. Если иду в театр, то его интерьер для меня тоже важен. Если это концерт, то соответствующая обстановка имеет значение. Что же касается моего дома, то здесь почти всегда творческий беспорядок: везде лежат книги, ноты, партитуры. У меня такой склад характера, что если я что-то куда-то положил, то это трогать нельзя, потому что иначе я эту вещь не смогу найти. Раньше я очень любил ходить в гости к друзьям художникам, так как у них всегда царила творческая атмосфера: мольберты, разложенные повсюду краски, холсты... Там я, кстати, получал немалое вдохновение для своего творчества.

- Какие-то особые условия для работы Вам нужны?

- Вы знаете, когда я работаю, мне достаточно кровати и рояля. Одно время моя кровать вообще стояла рядом с роялем, чтобы в любой момент я мог сыграть и записать возникшую в голове мелодию. Еще нужно, чтобы можно было закрывать окна шторами. У творческих людей бывают вообще немыслимые странности: например, один мой знакомый поэт, это было еще в студенческие годы, работал так: закрывался в комнате в своем общежитии, запирал наглухо двери, зашторивал занавески, и творил... под одеялом! Только так к нему приходили его лучшие строки.

- Используете ли Вы для работы современную технику?

- Музыку я предпочитаю писать старым, проверенным способом: включаю свой старенький кассетный магнитофон, наигрываю мелодию на рояле и записываю ее. Вспоминаю случай, как однажды мы с Захаровым долго импровизировали, а потом выяснилось, что забыли включить магнитофон на запись. Было очень обидно, но после этого мы стали ставить сразу два, чтобы записалось наверняка. Так что я до сих пор предпочитаю работать с проверенной техникой, которая точно не подведет. У меня есть еще синтезатор. А так - только магнитофон, рояль и бумага.

- А как вы отдыхаете?

- Очень люблю ходить в лес за грибами. Лес - это тоже своеобразный природный интерьер, в котором нет ничего лишнего. В нем все гармонично, ничего не мешает, и я там чувствую себя прекрасно! Еще я люблю гулять со своей собачкой. Люблю читать в своем любимом, очень удобном кресле.

- Скоро наступит Новый год. Как будете его отмечать?

- Новый год я обычно провожу на даче. Мы его встречаем с женой и собачкой - всегда в такой компании. Вечером к нам заходят соседи, и вместе с ними мы провожаем Старый год, а без пяти двенадцать они скорее бегут к себе, чтобы успеть встретить Новый год. Точно так же будем отмечать и этот Новый год.

- А подарки Вы любите дарить? Если не секрет, какие?

- Да, подарки я очень люблю дарить. Я всегда знаю, что нужно моим близким, хотя у нас не обязательно дарить что-то. Достаточно придти с бутылкой шампанского. Для меня лучший подарок - когда приходят друзья. Не выношу бесполезных вещей, только практичные, например, чайник-термос. Детям мы часто дарим деньги, чтобы они купили то, что им нужно.

- Что Вы пожелаете нашим читателям в Новом 2011 году?

- Я им желаю одного - чтобы они сохранили терпение. В жизни есть много неприятного, но много и приятного. Не надо обольщаться, думая, что завтра будет лучше - нам и так почти 100 лет внушали, что скоро станет лучше и мы будем жить при коммунизме. Не верьте, что когда-то все будет идеально, будьте терпеливыми и готовыми ко всему. Мы должны все благодарно принимать. Нужно не терять себя. Если в доме порядок, есть любимые дети, семья - вот это главное. Крепкая семья спасет от любых неприятностей, вы получите крепкую поддержку и счастье, этим надо дорожить. Так что всем желаю семейного счастья!