Все необходимые для дома церковные товары можно заказать в интернет-магазине axiosest.ru.

Дэвид Аджаие открыл свою студию в начале нынешнего тысячелетия и в шутку называет ее «бюро Робина Гуда».

Интервью: Анжелина Вин.

- Как Вы видите концепцию пространства Вашего частного дома, который был бы идеальным для Вас?

В каком интерьере Вы бы хотели жить?

- О, я об этом не думаю. Но он должен быть олицетворением света. Как и вся моя архитектура. Она - свет и его разнообразные интерпретации, сценарии и представления. Это должно быть функциональное пространство студии, отражающее мои мысли, мое вдохновение. Может быть, дом без окон.

- Мне кажется, от этого можно впасть в уныние, если не видеть, что творится вокруг.

- Наоборот, я думаю, что можно страшно разочароваться, если постоянно наблюдать происходящее в мире! Но я всегда делаю дома, которые можно изменить и для людей, которые меняются.

- Каким, по Вашему мнению, должен быть идеальный дом для современного человека?

- Я не верю в идеалы в архитектуре, и у меня нет концепции универсального рая. Каждый раз я создаю дом для конкретной персоны. Это и есть мой идеал.






- Вы - один из самых авангардных архитекторов. Вы создаете неординарные частные интерьеры, например, дом Elektra house. К ним применимо понятие уюта? На Ваш взгляд, что такое уют в доме, построенном вами?

- Это ощущение близости и тепла. Но я совершенно не думаю о том, чтобы создать уют, а придумываю персональное пространство. Я строю внутренние объемы, а также обозначаю правильные границы частного внутреннего и внешнего миров. Восприятие пространства - чисто индивидуально и специфично, поэтому очень важно. В своей работе, я считаю, главное - сфокусироваться на специфических ощущениях и передать их в новом интерьере. Уют для меня - индикация предметов и пространства, которые человек воспринимает как свои, тогда как внешний мир или другой интерьер он считает чужими. Я стараюсь творить новый мир, абсолютно отличный от старого, и совершенно иначе смотреть на вещи.

- А когда домашнее пространство уже создано, как Вы ощущаете себя в нем?

- Я всем доволен. Настоящий комфорт всегда был роскошью, и все зависит от того, что она обозначает на данный момент. Например, лондонский пентхаус с захватывающими дух видами на Гайд-парк, в котором я создал новый интерьер, - очень дорогой проект, но в нем невозможно заметить вложенных денег. Роскошь - уже не демонстрация богатства, хотя вы все можете сделать по своему желанию. Сейчас роскошь уже стала невидимкой.

- Расскажите, пожалуйста, о концепции дома Elektra house в Лондоне. Появление этого проекта взбудоражило архитектурное сообщество.

- Да, это действительно так. А также он стал финалистом премии World Architecture Award в 2002 году. Elektra house - это первый знаковый дом, который отражает мое ощущение архитектуры. Знаковый - потому, что впервые у меня появилась возможность выразить соотношение частного дома и мегаполиса, выстроить эту взаимосвязь наилучшим, на мой взгляд, образом. Его хозяева - художники, которые хотели, чтобы здание стало и домом, и творческой студией, которая по своему назначению относится к другому миру. Это место, где художник мечтает и воплощает свои мечты, а дом - другая реальность, конкретная. Здесь все должно быть функциональным для отдыха и домашних дел. Моей задачей было объединить эти два мира в одно пространство. И в результате появилось здание, которое, как ни парадоксально, живо взаимодействует с природой. Идея состоит в том, что он изолирует его хозяев от мегаполиса, и открывает перед ними природу. Глухая стена отделяет его обитателей от улицы, но внутреннее пространство открыто небу, его крыша прозрачна, а поэтому невидима.

- Но иногда солнце бывает слишком ярким. Как Вы решили эту проблему?

- С помощью специальных жалюзи.

- А как Вы расположили окна в доме?

- Их там просто нет. Только прозрачная крыша и одно очень особое окно в спальне.

- В чем его особенность?

- Из него открывается вид на... кирпичную стену! И это совершенная картина.

- Вы спроектировали прозрачную крышу для частного дома Elektra House, также в проекте рынка Wakefield

Market Hall в Уэкфилде. Это наваждение, которое Вас преследует?

- Нет, это свет, он и есть мое наваждение!

- Арка в проекте Нобелевского центра мира в Осло, наоборот, из бетона, однако вся испещрена отверстиями, которые образуют особый узор. Какова ее идея?

- Конечно, концепция света! Своеобразная перфорация представляет карту мира и через эти отверстия, отверстия света, вы смотрите на реальный мир. Все мои работы - это работы о свете.

- Экологичность сейчас является трендом в дизайне и архитектуре. Вы учитываете экологический аспект в своих проектах?

- Экология для меня - концептуализация дома, это целая система со множеством взаимосвязанных и взаимозависимых элементов. Я не считаю, что это, например, сохранение энергии, я уверен, что все системы функционирования дома должны быть организованы очень тщательно. В этом и должна заключаться экология дома.

- В чем Вы черпаете вдохновение? Или архитекторы современного авангарда считают его старомодным понятием?

- Вот уже 15 лет я черпаю вдохновение в своей работе. Я не могу долго думать об объемах, их взаимосвязях, и, впрочем, я стараюсь сразу воплотить свои идеи, не анализируя их. Я проверяю, как они работают в реальности, не в теории. Я бы назвал это теорией реальности.

- Но Вы же сначала проверяете, как Ваши идеи воплощаются в макетах, прототипах...?

- Нет, я проверяю правильность моих идей сразу в реальном пространстве, я не тестирую их в своей фантазии или в мини-реальности. Я не создаю концепций в своем воображении, я их сразу воплощаю, то есть они рождаются в процессе воплощения. Мне интересно сразу увидеть, как они будут жить в мире и как они повлияют на мир.

- Именно таким образом Вы создавали проект Московской школы менеджмента в Сколково?

- Я мгновенно нарисовал ее форму.

- Почему в проекте школы в Сколково Вы сделали столь яркие разноцветные фасады?

- Это мой первый проект в открытом поле. Я всегда строил в городе, где вписывал здания в окружающие его кирпичные стены. И цвета школы связаны с освещением, западным и восточным. Это здание - некий компас освещения, переданного через разноцветную оболочку его фасадов. Например, северное крыло имеет больше голубых оттенков. Я вообще вижу в цветах разный свет, и я рисую этим светом. Поверхность здания - стеклянная мозаика, своеобразные пиксели, это попытка органично вписать здание в природный ландшафт, сделать его частью и отражением природы. Итак, когда свет солнца отражается в его поверхности, оно переливается и оживает, потому что облицовано разноцветным стеклом.

- Вы применили такую богатую палитру на фасадах впервые?

- Нет, я всегда использую разные цвета и очень активно, я вижу в них преображение света. Цвета для меня - это свет. Я интересуюсь ими постоянно как исследователь, ведь свет включает весь спектр разных цветов. Когда мы видим зеленый, на самом деле это свет. Красный - тоже свет, но другой. Разноцветная оболочка школы в Сколково - сценарии света, который скользит по светлому и темному стеклу.

- В чем заключается концепция интерьера школы?

- Это место общения, диалога, и поэтому мне было так важно сделать здание столь же интерактивным окружающему ландшафту. Это круглая форма с «лучами» - разными крыльями здания. Когда вы смотрите на него, вы понимаете, как солнечный свет движется вокруг здания. Кроме того, находясь в разных местах интерьера, вам перед вами открывается новый вид.

- В библиотеке Idea Store воплощена концепция света?

- Да, однако библиотека - не дворец презентаций, а функциональное пространство для работы и общения людей, общественная инфраструктура. Источник знаний, социальное место, где люди взаимодействуют. Эстетика заключается в обращенности к экстерьеру. Здание имеет множество окон и почти прозрачные стены. Каждое окно имеет стол для работы, чтобы работать и наблюдать за миром.

- Вы преподаете в Королевском колледже искусств в Лондоне. Чему вы учите?

- Я преподаю архитектуру архитекторам и художникам, хотя сам никогда не хотел быть художником. Я люблю манипуляции с реальным пространством. Картины, на мой взгляд, все-таки имеют мало отношения к реальному миру, это плоды воображения.