Ибо именно эстетика в своих суждениях обязана учитывать не только общее, но и особенное, не только закономерное, но и случайное, не только великое, но и микроскопически малое. В этом же должна быть и ее точность.

Н. И. Крюковский

Процесс формирования эстетической ценности цвета в профессиональной деятельности архитектора может рассматриваться как процесс художественного образного моделирования архитектурной среды. Однако в массовом сознании представление об эстетической ценности складывается стихийно, под воздействием многих культурных факторов. Для того чтобы эстетическая ценность цвета не утратилась в меняющихся условиях общественного бытия, необходим ряд условий. В их число входят не только эстетические установки, потребности и ситуации, но и способность к эстетическому суждению, без которой любые установки останутся нереализованными, потребности — неосознанными, а эстетические ситуации — неосуществленными.

Процесс формирования эстетической ценности цвета должен быть введен в проектную практику архитекторов и дизайнеров. Согласно системным представлениям проектирование — более обширная деятельность, чем потребление, поэтому проектировщик не обязан связывать каждый вариант формы с теми или иными ситуациями потребления и соответствующими стереотипами эстетического отношения к цвету. В отличие от потребителя он знает не только социокультурные нормы и связываемые с ними эстетические значения, но и условия их реализации.

Стремление к единству предметно-пространственной среды, которое противостояло бы расширенному хаосу форм, приводит к тому, что в массовом сознании одним из критериев эстетической ценности цвета становится его отнесенность к определенной стилевой системе. Представления о стиле воплощаются в узнаваемые образы, которые могут символизировать важные аспекты потребления. Тем самым культурная и социальная значимость стиля связывается с особенностями порождения и воспроизводства эстетической ценности цвета.

Взаимосвязь стиля и эстетической ценности цветоносителей архитектурной среды определяется их принадлежностью к одной нормативной системе архитектурной культуры. Если стилевая система выступает как жестко фиксированная система норм, задающая формальные условия архитектурному творчеству, то эстетическая ценность представляет собой социальную форму реализации такого рода норм и восприятия проектного творчества. Высокая скорость распространения информации в современной культуре приводит к тому, что, едва наметившись как стиль, новая система средств формообразования за короткое время получает широкое применение. Множество таких структур рождает их наложение, скрещивание и мозаичное сочетание.

Эстетическое осознание роли цвета в проектной деятельности архитектора и дизайнера отражает их общую профессиональную культуру. Авторские цветопредпочтения могут обладать лишь относительной самостоятельностью, так как есть научные данные об особенностях воздействия насыщенности цвета на эмоциональное и психологическое состояние человека. Однако в массовом сознании произведения архитектуры оцениваются прежде всего с точки зрения символики и престижа. Стиль схватывается массовым сознанием как «геометрический» или даже «прямоугольный», «живописный», «обтекаемый» и т. д. Для китча в его первоначальном, «наивном», варианте характерно, что объект, выполненный в определенном цвете и представляющий для потребителя эстетическую ценность, с точки зрения архитектора и эксперта этой ценностью не обладает. Проектировщик, создавая цветовой китч, не предлагает новый способ эстетического освоения действительности и не осуществляет творческий поиск, а лишь служит воспроизводству определенных стереотипов эстетического потребления.

Эстетические проблемы дизайна и архитектуры, как индустриальной, так и индивидуально-средовой, связаны не только с внешним обликом архитектурного объекта, но и со всеми сторонами его структурной упорядоченности, а через проблемы ценности и ценностного отношения — с обширным контекстом культуры, психологии и социальной жизни. Цвет укоренен в городской культуре, выступает эстетическим эталоном, важным критерием оценки качества окружающей среды. Рукотворное цветовое пространство, созданное в соответствии с модными тенденциями, игнорирующее специфику психологического воздействия цвета и традицию, предписывающую смысловую и ценную значимость цветовому образу, может спровоцировать агрессию, привести к патологическим зрительным аффектам.

Отношение к цвету связано с культурной нормой общества. Культура понимается как совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством. Она характеризует состояние общества, основанного на праве, порядке, воспитании, образовании, морали, этики, эстетики, нравственности, и состояние духовной сферы жизни, искусства, творчества. Культурой называется позитивный опыт и знания человека или группы людей, ассимилированные в одной из сфер жизни (непосредственно в самом человеке, политике, архитектуре и т. д.).

Таким образом, культура (оцениваемая как опыт и знания) применительно к архитектуре становится элементом материальной культуры — строением, которое, будучи объектом материального мира, влияет на человека через его органы чувств.

Важным аспектом изучения проблем эстетической ценности архитектурных объектов является грамотный колористический анализ, так как цветовые составляющие архитектурных пространств неразрывно связаны с психофизическими и социальными процессами жизнедеятельности людей и духовной культурой общества в целом.

Эстетика цвета органична всему творческому процессу проектирования архитектурных объектов и вытекает из тонкого осмысления людьми окружающей действительности, в первую очередь природы, являющейся источником огромного множества цветовых сочетаний.

Эффекты разнообразного воздействия цвета и способы управления ими должны стать основой эстетического учения о цвете в архитектуре. При этом объективное восприятие цвета, построенное на знании общего принципа его воздействия на человека, оказывается особенно важным аспектом архитектурного образования. С позиции эстетики данная проблема может быть изучена по трем направлениям:

чувственно-оптическому (импрессивному);

психическому (экспрессивному);

интеллектуально-символическому (конструктивному).