При зрительном восприятии черный цвет — далекий, отступающий; уменьшающий объем, тяжелый; холодный, мрачный, неподвижный, замерший. При использовании его (как и фиолетового) в качестве фона для многих спектральных (кроме синего и фиолетового) цветов и многих смешанных (кроме темно-коричневого) цветов теряет свойство мрачности, т. е. впечатление, создаваемое одним этим цветом без других цветов [3].

«Символ абсолютного противодействия без возможности (смерть). Центростремительное движение, как в синем, но в окаменелой форме. Как вечное молчание без будущего и надежды звучит внутренне черное» (В. Кандинский) [24].

Черный цвет вызывает первое ощущение равнодушия или даже угнетения (подобно фиолетовому), психологически воспринимается как цвет печали, грусти, траура, бесконечности [3].

«Указатель ненависти и злобы» (С. Leadbeatei).

«Ассоциируется с унынием и мраком» (W. Wellman).

«Общее представление: пространственная темнота; умственные ассоциации: нейтральность, ночь, пустота; объективные ассоциации: траурный, смертельный, депрессирующий, зловещий; субъективные ассоциации: отрицание духа, смерть» (F. Birren).

«По семантическому дифференциалу оценивается как самый сильный, очень плохой и умеренно пассивный» (J. Williams, J. Morland, W. Underwood).

«Черный — образ-отражение мертвого в духе» (Р. Штейнер) [24].

«Предпочтение черного сопровождается нарастанием общей тяжести психического состояния, внутреннего напряжения, дисгармонии; усилением отгороженности, некон- тактности, замкнутости; снижением энергетического потенциала и порогов восприимчивости к отрицательным средовым воздействиям. Чаще всего черный цвет связывается с горьким и горько-соленым вкусами и запахами перца и горелого» [24].

Черный противостоит белому. Этот цвет символизирует мрачное восприятие жизни. Тот, кто предпочитает одеваться в черное, нередко и жизнь воспринимает в темных тонах, бывает неуверен в себе, несчастлив. Такой человек, как правило, считает, что его идеалы в жизни недостижимы. Однако тот, кто ставит черный цвет на первое место, из упрямого протеста восстает против своей судьбы, находится в оппозиции к обществу, испытывает явное отвращение к происходящему. Образно говоря, черный — это критик, а не творец [26].

Черный цвет одежды предпочитают агрессивно настроенные упрямцы, протестующие анархисты. Поэтому с помощью черного цвета можно помочь слабовольным пациентам укрепить силы духа [35]. Черный цвет одежды выбирают те, кто идет против общества: нигилисты XIX в., битники 1950-х, рокеры 1980-х, бандиты 1990-х гг.

В черном, как и в белом, есть завершенность. Если белый — это квинтэссенция яркости и света, то черный — вершина темноты. Белый — растворение и уход, чистый лист, новое начало; черный — агрессивное упорство, протест против судьбы, абсолютный отказ.

Черный цвет — символ постоянства, скромности, торжественности; мира как покоя; ночи; траура и смерти [3].

Черные вороны, черные голуби, черное пламя фигурируют во многих мифах и легендах. Они являются символами черной, оккультной или бессознательной мудрости. Часто в мифах черный цвет сопоставим с опасной инфернальной стихией, с иррациональностью, непознаваемостью будущего, мистическим влечением к женскому лону. Еще В. Гюго и Р. Вагнер отмечали прямую близость черного и материнского начала (рождение из черного и ночь как мать зарождения).

В «черный пост» евреи надевают черную одежду и меняют на черный занавес в шкафу, где хранится Тора, в память о разрушении храма и народных несчастиях. В буддизме черным характеризуется темнота скрытого бытия. Конфуцианство усматривает в этом цвете символику мудрости и знания. Индуизм связывает черное с чувственным движением «вниз». В христианстве черным цветом наделяется дьявол и ад. Отсюда и черный цвет панихид. В православии черный по духу наиболее близок к дням Великого поста [26].

На Руси в древности черный цвет символизировал все, что противоположно Богу. В эпоху христианства отношение к этому цвету перестало быть таким однозначным. Священники носят черные одежды — значит, не может быть таким уж страшным этот цвет. Дело в том, что у этого цвета есть своя особенность: он поглощает энергетику, впитывает в себя все излучения. Священник как бы собирает ту энергетику, которая излучается с молитвой всей паствой, чтобы отправить ее вверх, к Богу, в мир горний. Так и молитвы легче до Бога доходят [38].

Я. Бем утверждал, что черный цвет «не принадлежит к числу цветов. Он — мистерия, таинство, которое невозможно понять». Черный цвет сублимирует в себе хроматический архетип иррационализма. В хроматической модели интеллекта черный сублимат непосредственно связан с общемировым бессознательным женщины. Временной аспект черного сублимата — будущее [35].