Цвет оказывает значительное влияние на способность человека воспринимать действительность во всем богатстве красок. Цвет может образовывать условные системы, имеющие символическое значение. В отдельные эпохи в развитии мирового искусства складываются свои, характерные для этой эпохи, представления об использовании цвета, связанные с понятиями стиля, направления, творческого метода.

Убеждение, что цвет существует как самостоятельное выразительное средство, способное без помощи других компонентов решать многие (в том числе и содержательные) задачи, является ошибочным. Поэтому часто говорят о символике цвета как носителя вполне определенной идеи. Цветосимвол в любом своем значении способен принимать непосредственное участие в действии, внося в него добавочный пояснительный элемент, облегчающий понимание общей идеи. А иногда утверждается, что цвет, в силу своей традиционной символичности и психологизма воздействия, обладает «врожденной» метафорической силой. Однако такое понимание значения цвета слишком одномерно, предлагаемый примитивный плакатный ход не имеет ничего общего с подлинной колористикой [6].

В амбивалентности цвета, как отмечал еще доктор искусствоведения и историк кинематографа С. С. Гинзбург, скрыто большое разнообразие его образных интерпретаций, что ведет к превращению его в самостоятельный голос в контексте композиции, он становится своеобразным лейтмотивом, рождает ассоциации с ранее запечатлевшимися в памяти картинами жизни и образами искусства, окрашенными в тот же цвет и связанными с теми же эмоциями. Амбивалентность в использовании и восприятии цвета — это не одно из выразительных средств, потому что цвет просто не может не быть лояльным по отношению к содержанию; это часть самого содержания композиции [6, 9].

Язык цвета родился до появления вербального языка. Знаковые системы строятся по принципу языка, но это не значит, что они воспроизводят структуру. Язык цвета отличается от вербального большей подвижностью семантических значений. Один и тот же цвет может резко изменять значение в зависимости от цветоносителя и контекста (вспомним сложнейшую символику красного цвета). В то же время сопоставления языка цвета с вербальным языком в вопросах стиля и условностей, нормы и отклонений от нее оказываются плодотворными. Так, различная стилистика вербального языка становится возможной при развитой системе синонимов, при появлении новых значений слов, выражений.

Язык цвета является для людей одновременно художественноэстетической и функционально-утилитарной знаковой системой. Первая преимущественно основывается на символике цвета, цветовой культуре, вторая — на психофизиологических особенностях восприятия и реакции на цвет [9]. Однако в цветовом решении необходимо найти компромисс между эмоциональным характером, который должен выражать цвет, и колоритом, который наиболее полно передавал бы смысл текста.

За долгую историю развития человечества в культурной традиции сложились неосознаваемые соответствия между отдельными цветами и определенными символическими значениями. При встрече человека с тем или иным цветом происходит спонтанное ассоциирование физиологического ощущения с закрепленным в данной культурной традиции символическим смыслом [64].

Цвет не только эмоционально окрашивает восприятие, но и непосредственно связан со сверхчувственным восприятием. Вечно текущие, изменчивые цвета — чистая сфера бессознательного, связанная с несоизмеримо более высокими, по сравнению с обыденными, скоростями обработки информации. Выходя на уровень сознания, смысл слова фиксируется в цвете, становится атрибутом эмоциональной оценки, раскрываются специфические особенности восприятия цвета и его воспроизведения в конкретной смысловой интерпретации.

Механизм восприятия формирует в мозге зрительный образ. Зрительный образ всегда подвергается интерпретации, с тем чтобы создать некий отчуждаемый продукт, который может выполнять коммуникативную функцию. Но у человека неподготовленного это, как правило, логическая интерпретация, выливающаяся в слова, числа, символы. Для архитектора важна визуальная интерпретация, где вербальный образ трансформируется в художественный. Здесь механизм интерпретирования осуществляется с помощью цвета, через вербальный образ. Язык художественной интерпретации складывается из таких составляющих, как изобразительная техника, композиция, фактура, колорит, пластика, стиль и др. [65].

Цвет приобретает выразительность, только когда вступает в содружество с остальными цветами, т. е. в систему цветов. Совокупность цветов, находящихся друг с другом в соотношениях, наделенных определенным смыслом, образует конкретный, чувственно воспринимаемый строй, способный выразить цель и смысл данной композиции [66].

Например, слово «преступление». Для передачи драматизма, тревоги, беспокойства и прочих эмоционально окрашенных чувств, вызываемых этим словом, необходимы диссонансные цветовые сочетания, ведущие к дисгармонии колорита и несущие большую эмоциональную нагрузку. Решение таких композиций основано на противоборстве доминирующих цветов, их противоречивости в отношении формы, площади, массы (рис. 73).

В композицию с доминирующим цветом вводится другой основной цвет, дисгармонирующий с первым, изменяющий соотношение в сторону диссонанса и усиливающийся при использовании черных или белых акцентов. В композициях с доминирующим диссонансным соотношением цветов большое значение имеют форма и масса основных цветов, в которых заложены драматические противоречия и нелогичность изобразительной формы. Возможен прием динамического визуального выброса цвета за пределы изобразительной плоскости. Дисгармония усиливается при использовании еще одного антагонистического цвета в деталях.


Практическое задание по теме «Колористическая интерпретация вербального образа» разбивается на три этапа:

1) плоскостная абстрактная композиция в цвете;

2) форма в цвете, изображенная на плоскости;

3) коллаж.

На первом этапе происходит колористическая интерпретация вербального смысла какого-либо понятия или словосочетания. Цель задания — при создании композиции реализовать образную силу цвета.

Для создания колористической гаммы при отображении словесного образа выбираются определенные цвета, которые в сочетании с первыми элементами и создают определенный образ. Однако чтобы интерпретация соответствовала сущности явлений, необходимы точные наблюдения и ясное мышление, которые должны предшествовать созданию изображения.

Тема произведения идет от первого эмоционального толчка, поэтому и весь процесс формообразования должен быть подчинен этому первоначальному и основному чувству.

Нетрудно понять, какое богатство комбинационных возможностей создает такое задание: «С тех пор как разум впервые расчленил действительность на понятия, демон игры постоянно нашептывает человеку о прелестях пер- мутации (комбинирования)» [67]. Именно «магия перестановок» создает реальную почву для свободы творчества. Не будь этой «магии» — свобода творчества стала бы невозможной.

Значение комбинирования и отбора в художественном творчестве трудно переоценить. Это позволяет отделять бурные краски одну от другой и объединять их в сверкающие букеты тонов. Именно в подобных композициях проявляется магическая сила гармоничного колорита.

Как уже отмечалось, информация, передаваемая цветом, воспринимается человеком на уровне подсознания. В передаваемых цветом ощущениях скрыты природные ассоциации, заложенные в нашем подсознании почти на генетическом уровне (так называемая память предков). Потом следуют более тонкие слои личных ассоциаций и цветовых воспоминаний. Выходя на уровень сознания, цвет фиксируется, становится атрибутом смысловой интерпритации, переходит в качество памяти о других сферах бытия.

Как известно, в истории вербальный язык культуры не раз обогащал выразительность визуальных практик. И наоборот: свойства зримого образа способны были наделять слово особой метафизичностью и символической глубиной. Характер взаимоотношений вербального и визуального, взятый в аспекте макроанализа, позволяет проследить тонкие и во многом контекстуальные непрямые связи между литературным и живописным.

Цветовая интерпретация функционирует как колористический код вербального образа. Данный невербальный вид художественного творчества постигается студентами посредством создания цветовых композиций, оценивается, переводится в цветовой код и тем самым интерпретируется. Таким образом, интерпретация — способ проникновения вербального в изобразительное.

Но при этом нельзя забывать об объективных колористических законах. Локальные цвета, наложенные на холст или бумагу и ограниченные плоскостью изображения, статичны и неподвижны. В результате зрительного восприятия человеком отношений цветовых масс возникает иллюзия их движения. Различные цвета движутся в плоскости по-разному. Такое движение можно рассматривать в направлении как от плоскости на зрителя, вперед (теплые цвета), так и от него — в пространство изобразительной поверхности, в глубину (холодные цвета). При построении композиции эти свойства цвета необходимо учитывать в порядке определенной закономерности, а не только как результат ассоциативного и психофизиологического воздействия.

Впечатления и душевные переживания могут быть очень интенсивны и велики, но если с самого начала работы над заданием не выбирать из всей цветовой совокупности мира цвета основной, нужной гаммы, то конечный результат может оказаться сомнительным. Поэтому подсознательное восприятие, интуитивное мышление и знания цветового воздействия должны составлять одно целое, чтобы из многообразия доступных возможностей выбрать истинные и правильные. Для понимания психологической, духовной выразительности каждого цвета, свойственной только ему, необходимы сравнения. Чтобы избежать возможных ошибок, следует самым точным образом отобразить цвет на бумаге, определить его ассоциативный характер (холодный, теплый, шероховатый, кричащий и т. д.), а также цвет, с которым его нужно сравнить. При использовании, например, красного цвета необходимо иметь в виду, какой именно это оттенок красного и по отношению к какому цвету возникла та или иная его характеристика. Желтовато-красный, оранжево-красный — нечто совершенно иное, чем синевато-красный, а оранжево-красный на лимонно-желтом фоне опять-таки весьма сильно отличается от оранжево-красного на черном фоне или на лиловом фоне одинаковой с ним светлоты. Несколько близких пастельных тонов могут составить целый «рассказ». И у каждого будут свои оттенки, ибо мироощущение у каждого свое. Цветовой строй, так же как пропорциональный, ритмический и масштабный, должен быть подчинен общему композиционному строю.

Термин «образное мышление» отражает процесс творческого познания во взаимосвязи эмоционально-чувственного, логического и интуитивного. Продуктом колористически-образного мышления является гамма цветов, отражающая способность студента анализировать, выделять в композиции наиболее значимое, существенное, обобщать, создавать значимый образ и переводить сложившиеся композиционные образы на язык цвета, подчеркивать единство содержания и формы, в которой это содержание реализуется. Общность различных свойств в архитектурной колористике обеспечивает единая структура связей и акцентов, выделяющих главное и второстепенное с помощью цвета. Через иерархию хроматических элементов устанавливаются композиционные взаимосвязи, которые соотносятся с закономерностями зрительного восприятия.

Известный искусствовед Н. Н. Волков отмечал, что в композиции воплощаются два начала — смысловое (логос) и пластическое (мелос). В реалистическом искусстве ведущим является первое. При изменении позиций главным становится абстрагирование пластических качеств форм, которое мы наблюдаем в искусстве авангарда. Структурная организация образности, понимаемая в формальном смысле как обыкновенное информационное сообщение, являет собой те самые формальные элементы — линию, цвет, ритм, пятно и т. п. — как одно из начал искусства. Если взять во внимание внешнюю, наиболее формальную сторону отображаемого образа, неизбежно присутствующую даже в беспредметном орнаменте, можно увидеть, что композиция есть не что иное, как творческое преодоление случайного, хаотического сосуществования разнородных элементов и создание некоего гармонического, внутренне соподчиненного синтеза, который подразумевает организацию органически единой системы. При этом необходимо отметить, что природа гармонии не зависит от стиля [68].

Абстрактные архитектурные образы, по мнению художников и педагогов, способствуют стимуляции воображения. Рассматривая взаимосвязи между элементами абстрактной композиции, необходимо обратить внимание на более сложные формальные свойства композиции, такие как соподчинен- ность, целостность и упорядоченность.

Соподчиненностъ характеризуется взаимодействием главных и второстепенных элементов, обеспечивающих иерархию зон внимания.

Целостностъ характеризуется соединением, пересечением, наложением контуров визуальных элементов композиции.

Упорядоченность характеризуется размещением композиционных центров и второстепенных элементов на динамических осях главных элементов по понятному для зрителя движению.

Для осознания композиции необходимо понимание самого процесса деятельности колориста, видение им объекта, подразумевающее оценку, осмысление, выделение и привнесение определенных свойств и качеств, преобразование и пластическое решение изображаемого.

На втором этапе создается композиционная структура — форма, оказывающая психологическое воздействие за счет цвета и определенных графических приемов для выражения и углубления ощущений, раскрытых на первом этапе. Это полностью беспредметная композиция из разнообразных фигур. Выразительность абстрактной композиции достигается благодаря логике структурного построения формы.

Взаимодействие цвета и формы. Задание ставит определенные цели и задачи: взаимодействие цвета и формы, где форма не в меньшей степени влияет на восприятие цвета и цветосочетаний, отражающих вербальный смысл.

Анализ формы. Три основные формы — квадрат, треугольник, круг — с точки зрения семантики, психологии восприятия, динамики формы и т. д.

Анализ производных от базовых форм формообразования. Пластичность (скульптурность) — свойство любой формы. Сохраняя одну и ту же объемно-пространственную структуру, мы имеем еще много возможностей видоизменять, варьировать эту внешнюю форму.

Психология восприятия формы в цвете с учетом семантического значения и специфических особенностей форм. Взаимосвязь и взаимодействие цвета с объемной формой выступают на первый план, когда речь идет о композиционно-художественной роли цвета. Закономерности такого взаимодействия являются основными в композиции. Размещение цветов подчиняют прежде всего логике структуры формы. Взаимодействие цвета и формы возможно в широком диапазоне значений. Однако в архитектуре этот диапазон все же имеет границы, определяющие меру самостоятельности цвета как средства архитектурной композиции. Взаимодействие между цветом и объемной формой характеризуется прямой и обратной связью, т. е. цвет активно влияет на визуальное восприятие формы, но и форма не в меньшей мере влияет на восприятие цвета и цветосочетаний. Принципы полихромного выявления формы позволяют дать развитию творческих способностей именно то направление, которое обусловлено спецификой профессионального обучения. Цвет фиксируется, становится атрибутом формы, переходит в иное качество смыслового усвоения. Форма и цвет связаны с принципиально разными подсистемами психики: форма — с интеллектом, цвет — с эмоциональной сферой. Характер связей с интеллектом и эмоциональной сферой принципиально различен. Связь формы с интеллектом активна: направлена от интеллекта к форме. Связь цвета с эмоциональной сферой пассивна: направлена от цвета к эмоциональной сфере. Как отмечает Р. Арнхейм, форма и цвет скульптуры воздействуют на принципиально разные подсистемы психики. Форма воздействует на интеллект, цвет же — на эмоциональную сферу. Созерцание прекрасной формы порождает положительные эмоции, побеждающие отрицательные эмоции, получаемые от цвета [67].

Совокупность формы и цвета обогащает смысловой образ, усложняет ассоциативный строй. На выразительности формы держится художественный образ многих произведений живописи, где не задействована выразительность цвета.

Третий этап — создание коллажа.

Коллаж — эффективный метод обучения студентов навыкам работы с различными материалами и быстрому эскизированию.

Специфические художественно-выразительные возможности коллажа как метода есть система рассказа, система повествования — средство осмысления события.

Техника коллажа используется в работе для усиления значимости двух аспектов:

1) формального, когда художественный образ создается размещением или наслоением друг на друга определенных материалов различной формы, цвета и т. д.

2) иллюстративного, когда изобразительный материал на определенную тему вырезается из журналов и благодаря перемещению из обычного контекста в непривычное окружение получает новую интерпретацию.

Создание коллажа — это задание на использование всех накопленных навыков и приемов, а именно: ощущения пропорций, способности абстрагироваться в пользу цвета, умения достигать гармонии через контраст цвета, форм, фактур, текстур и т. д.

Фактура и текстура являются важными средствами художественной выразительности при создании коллажа. Фактура, т. е. сочетание технических приемов нанесения красочного слоя (пастозного или рельефного, лессировочного или прозрачного) на изобразительную поверхность, позволяет испытывать разные ощущения при ближайшем рассмотрении коллажа. По своему виду фактуры различаются степенью блеска и матовости. Гладкие фактуры и отражающие поверхности передают ощущение исчезновения массы формы.

Применительно к коллажу необходимо проанализировать фактуру с точки зрения:

сенсорного восприятия;

физических и эмоциональных характеристик;

систематизации по размеру, пластике, структурному состоянию для коллажной композиции;

взаимодействия с цветом.

Текстура — это визуальный признак структуры материала (мрамор или дерево), структурное состояние поверхности. Изобразительные характеристики текстуры: светлота, градиент, пластика, масштаб, структурное состояние, тип контраста, цвет.

Эффект фактуры и текстуры используется прежде всего для того, чтобы передать естественные качества материала, раскрыть его эстетическое своеобразие. Если фактура или текстура материала очень выразительны, то их воздействие на наблюдателя может быть сильнее, чем воздействие самой формы изделия. Фактура и текстура поверхностей должны подбираться с учетом размеров архитектурного объекта и величины пространства, в котором оно будет функционировать.

Цифровой коллаж как образная система включает фотоизображения реальных объектов. Первое, на чем хочется остановить внимание, это способы исполнения композиции, построение ассоциативного ряда в нужном направлении. Существует пространственное понятие восприятия информации. То, что находится ближе (на переднем плане), воспринимается раньше, чем то, что находится на заднем плане. Эффект заднего плана можно получить достаточно сильной размывкой четкости изображения. Объект с нормальной резкостью будет выглядеть расположенным на переднем плане и восприниматься первым. Крупные и достаточно яркие (контрастирующие) элементы также воспринимаются раньше мелких, детализированных. Любой «выделенный» объект в композиции становится тематическим или смысловым центром. Не стоит играть с пропорциями и перспективой в реалистичных изображениях и коллажах без конкретной цели. Законы пространственной геометрии и естественных пропорций — это законы природы. Человеческий глаз легко замечает ложь в этой области. И есть опасность, что реципиент подсознательно, отвлекаясь от темы, сосредоточит внимание на поиске источника зрительного дискомфорта в изображении и сделает совершенно другие выводы, чем хотелось создателю коллажа. Другая ситуация, когда это сделано сознательно (например, чтобы вызвать зрительный парадокс). Тогда нужно постараться убрать другие сложные элементы, избегая конфликтов.

Работу над коллажем обычно начинают с рисования эскизного наброска на листе бумаги. Затем, подобрав нужный материал, можно приступать к воплощению задуманной идеи. Не взирая на широкое распространение всяческих компьютерных программ, настоящий коллаж создается вручную при помощи обработки исходных изображений со всеми имеющимися компьютерными технологиями, библиотекой изображений. В основе же создания цифрового коллажа лежит работа со слоями: в процессе создания коллажа могут применяться различные типы наложения, смешивания и прозрачности. В результате изображение создается из ряда других изображений или их отдельных фрагментов при помощи компьютерных программ.

Фотографии, вырезки из глянцевых журналов, цветная и оберточная бумага самых разных расцветок и фактур, однотонная бумага для фона, обои, ножницы, клей и полет фантазии — вот и все, что понадобится.

Интересные фактуры можно получить, прогоняя через ксерокс или сканер помятую бумагу, ткань, марлю, листики, травку, цветочки и все, что помещается на планшете.

В коллаже прекрасно смотрятся разные надписи — их можно вырезать из журналов, написать вручную или распечатать на принтере разными шрифтами.

Хорошо использовать резиновый клей: в отличие от ПВА он не оставляет отпечатков пальцев и блестящих потеков на бумаге и почти не коробит фотографии и вырезки из журналов. Если вы размазали резиновый клей «не в том месте», его легко скатать в шарики, и поверхность снова будет как новая. Однако со временем резиновый клей может «просочится» сквозь бумагу темными пятнами. Можно также использовать прозрачный клей марки «Дракон», изначально предназначенный для приклеивания различных пенопластовых изделий. Годится и клей-карандаш. Следует, однако, иметь в виду, что почти все клеи подобного типа не очень прочные. Для создания коллажей прекрасно подходит двусторонний скотч, но только если бумага не слишком тонкая. Завершенный коллаж лучше переснять на сканере или цветном ксероксе: недостатки в виде бликов на покоробленной бумаге и прочее исчезают, а на качественном ксероксе видны даже толщины вырезанной бумаги, результат получается даже лучше, чем оригинал.

Тупые ножницы могут испортить вырезаемое изображение и удовольствие от работы. Для вырезания особо мелких деталей прекрасно подходят маникюрные ножницы. Если необходим очень ровный край, понадобится макетный нож.

Эстетика коллажа — это эстетика фрагмента реальности, включенного в контекст произведения искусства и наделенного в нем новым изобразительным или символическим смыслом.

В настоящее время также встречается применение термина «коллаж» для обозначения отдельного, самодостаточного жанра в искусстве — эта смесь разнородных элементов как яркое и выразительное сообщение.

Ниже даны примеры студенческих работ по практическому заданию «Колористическая интерпретация вербального образа» (рис. 74—82).